Местный закон об Общественной палате города Севастополя противоречит федеральному. Куда смотрит прокурор?!

В ходе независимого общественно-журналистского расследования, начатого ОД “5 Оборона Севастополя” в связи со скандальной публикацией в сети интернет разговора членов ОП (выдвинутых губернатором Овсянниковым, – прим. редакции), где Энвер Талятович Мамутдинов заявил: “Мы пошли на всё, включая нарушение закона…”, нам стало известно, что “норма, указанная в пункте 2 части 11 статьи 9 Закона города Севастополя № 6467 – ЗС, противоречит предусмотренному федеральным законом (183ФЗ, – прим. редакции) принципу формирования Общественной палаты города Севастополя в том смысле, что устанавливает возможность избрания трети состава  Общественной палаты из кандидатов – представителей региональных общественных объединений.

Учитывая изложенное, включение в список кандидатов при определении третей части Общественной палаты представителей региональных организаций будет противоречить законодательству Российской Федерации.” К таким выводам пришло Правовое управление Правительства Севастополя.

Выкладываем ответ управления на запрос Общественной Палаты.

А, вот, что ответил на тот же запрос законодательный орган севастопольской власти:

Комментарии  ОД “5 Оборона Севастополя”:

Логика Федеральный закон от 23 июня 2016 г. N 183-ФЗ “Об общих принципах организации и деятельности общественных палат субъектов Российской Федерации” (с изменениями и дополнениями), заключается в том, что в общественные палаты РФ от главы органа исполнительной власти утверждается треть общественников, выдвинутых  всероссийскими общественными объединениями, треть членов ОП представлена региональными организациями, которых предлагает законодательный орган власти, и вместе они выбирают оставшуюся треть из числа местных объединений граждан.

Статья 8 – Состав и порядок формирования Общественной палаты гласит:

“9. Члены Общественной палаты, утвержденные высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), и члены Общественной палаты, утвержденные законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации, определяют состав остальной одной трети членов Общественной палаты из числа кандидатур, представленных местными общественными объединениями, зарегистрированными на территории субъекта Российской Федерации.”

Федеральный закон от 19.05.1995 N 82-ФЗ “Об общественных объединениях” Статья 14. Территориальная сфера деятельности российских общественных объединений разъясняет, что в Российской Федерации создаются и действуют общероссийские, межрегиональные, региональные и местные общественные объединения.

“Под общероссийским общественным объединением понимается объединение, которое осуществляет свою деятельность в соответствии с уставными целями на территориях более половины субъектов Российской Федерации и имеет там свои структурные подразделения – организации, отделения или филиалы и представительства.

Под межрегиональным общественным объединением понимается объединение, которое осуществляет свою деятельность в соответствии с уставными целями на территориях менее половины субъектов Российской Федерации и имеет там свои структурные подразделения – организации, отделения или филиалы и представительства.

Под региональным общественным объединением понимается объединение, деятельность которого в соответствии с его уставными целями осуществляется в пределах территории одного субъекта Российской Федерации.

Под местным общественным объединением понимается объединение, деятельность которого в соответствии с его уставными целями осуществляется в пределах территории органа местного самоуправления.”

Вопреки вышеуказанным нормам и определениям, установленным федеральным законодательством РФ, севастопольские законодатели определили в Законе города Севастополя № 467-ЗС “Об Общественной палате города Севастополя”, иной порядок формирования Общественной палаты(?!)

Пункт 2 части 11 статьи 9 гласит:

“11. Члены Общественной палаты, утвержденные Губернатором города Севастополя, и члены Общественной палаты, утвержденные Законодательным Собранием города Севастополя, в течение 20 календарных дней со дня окончания срока, установленного частью 7 настоящей статьи, проводят заседание, на котором:

2) определяют состав остальной одной трети членов Общественной палаты из числа кандидатур, представленных в аппарат Общественной палаты от местных общественных объединений, зарегистрированных на территории города Севастополя. В случае внесения менее необходимого для назначения числа членов Общественной палаты от местных общественных объединений, рассматриваются предложения о кандидатах в члены Общественной палаты от региональных общественных объединений, представители которых не вошли в состав Общественной палаты.”

Таким образом, на наш взгляд, Законодательное Собрание Севастополя противоправно расширило права региональных общественных объединений выдвигать на рассмотрение своих членов при избрании третей трети состава общественной палаты города Севастополя.

Несмотря на то, что логика севастопольских законодателей нам понятна – в нашем небольшом городе просто нет такого количества местных общественных организаций, на лицо, явное несоответствие регионального закона – федеральному, которым де-юре и следует руководствоваться в случае обнаружения противоречий.

В итоге, это привело к ущемлению прав местных общественных организаций Севастополя, которые подали 7 кандидатур в ОП, но вместо 6 из них были выбраны кандидаты региональных общественных объединений.

Именно это обстоятельство имел виду Мамутдинов говоря: “Мы пошли на всё, включая нарушение закона…”.

Другой вопрос, куда смотрели “старшие товарищи, которые принимали решения и назначали общественников”?

Справедливости ради, стоит отметить, что во время заседания по избранию членов Общественной палаты 28 февраля “прогубернаторский” (а, по нашим сведениям – “античаловский”, – прим. редакции) член ОП Олег Гасанов выдвинул предложение: “сперва голосовать за представителей от местных общественных организаций, как того требует федеральный закон (имеющий преимущество над местным в случае противоречия, – прим. редакции), но большинство коллег его не поддержало…

Соответствующая запись имеется в протоколе заседания палаты.

Больше всего нас удивляет, как данный законопроект, противоречащий букве федерального закона, прошел правовую экспертизу в Законодательном Собрании и Прокуратуре города, куда, как нам известно, руководитель Общественной палаты также направил запрос, на который ответ до сих пор не получен(?!)

Разве, хотя бы сейчас, прокурор Большедворский не должен выдать органам местной власти предписание об устранении имеющегося противоречия в таком важном для севастопольцев законе?

Чего будут стоить результаты всех этих закрытых, “внутрипалаточных потуг” с голосованием, если любая из “заблокированных” местных общественных организаций, может с легкостью их оспорить в суде ввиду несоответствия процедуры избрания членов ОП нормам федерального закона N 183-ФЗ “Об общих принципах организации и деятельности общественных палат субъектов Российской Федерации”? 

Что касается брифинга, проговорившихся на диктофон общественников, опубликованному вчера на ForPost, знающие люди прокомментировали его следующим образом:

“О том, что сотрудник аппарата Общественной Палаты получил папку с бюллетенями и единолично (без членов комиссии положил её в свой сейф), опечатав своей печатью, как он заявил на брифинге. Полномочия этого  сотрудника с 7 марта 2019 года, как   и полномочия  аппарата Общественной Палаты, официально прекращены.  И в то же время, этот же сотрудник, как и  весь состав аппарата Общественной Палаты, очень рассчитывают возобновить свою деятельность при формировании новой структуры аппарата ОП.

Эта новая структура будет полностью зависеть в своей административно-хозяйственной деятельности от чиновников Правительства, именно от тех чиновников, которые давали указания Старчикову, как “правильно” должно пройти голосование. И доказательством того, что выборы прошли по “мутной” схеме, является тот факт, что нет никакой уверенности, что на брифинге были предъявлены именно те бюллетени, которые участвовали в голосовании, а идентичность подписей, которые стоят на этих бюллетенях, никто не проверял…”

Комментариев участников брифинга к ключевому утверждению Старичкова: «Вы не забыли от кого вы пришли в состав ОП? Вас не выбирали. Вас назначили», – мы не нашли…

Да, это уже и неважно, потому как все действия Общественной Палаты Севастополя, совершенные в противоречии с федеральным законодательством Российской Федерации – юридически ничтожны.

Вопрос только в том, самораспустятся ли они сами, либо в их деятельность придется вмешиваться суду и прокуратуре…

 

По материалам собственного расследования,
от имени ОД “5 Оборона Севастополя”
Дивергент

Поддержите нас - поделитесь этой новостью!

Комментарии Facebook

Источник: https://sevoborona.info

Похожие записи

Выразить свое мнение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два + 2 =