Горячие Новости

Все ли просто с развитием предпринимательства в России? Какие сложности и опасности подстерегают занимающихся бизнесом?

На вопросы по этой теме в виртуальном интервью, в режиме арцахлайн отвечал Виталий Юрьевич Волчков, руководитель Института Политической Культуры, кандидат исторических наук, координатор Гражданского сообщества за устранение нарушений прав граждан, законов и государственных программ.
Интервью  проходило в фейсбуке, в группе Виртуального Дискуссионного Клуба «Мысль».

Арам Аствацатуров: Здравствуйте уважаемый Виталий Юрьевич, благодарю за принятое приглашение и согласие ответить на наши вопросы. Несмотря на все преобразования и реформы проходящие в России опасность которой подвергаются российские предприниматели не снижается, а лишь меняет формы.
И мой первый вопрос!
Как,  по Вашему мнению, какая категория граждан России в первых рядах преследователей российских предпринимателей?

В.Ю.Волчков:  С точки зрения предпринимателей, главную угрозу представляют те, кто покушается на их бизнес целиком. Конечно, предпринимателей часто донимают поборами разные проверяющие службы и администрирующие чиновники, но они, занимаясь рэкетом, не отнимают бизнес. Рейдерским захватом бизнеса занимаются те, имеет возможность, злоупотребляя своим служебным положением фальсифицировать документы, фабриковать факты, получать подложные регистрации и добиваться незаконных судебных решений. Именно этот криминал задействуется для отъема бизнеса, обслуживающей его недвижимости и денежных средств. А занимающиеся рейдерством организованные преступные сообщества включают вставших на преступный путь участковых, нотариусов, регистраторов, дознавателей и следователей, судей и прокуроров.

Артемида Богданова:  Виталий Юрьевич, должен ли бизнес в РФ быть социально ответственным? Правильно ли когда ответственность государства перекладывают на плечи бизнесменов которые платят налоги на которые и должно государство должно вести социальную политику?

В.Ю.Волчков: На мой взгляд, ошибочным является норма закона о предпринимательстве, согласно которой целью предпринимательской деятельности является получение прибыли. В такой редакции за рамками предпринимательской деятельности остается предмет предпринимательской деятельности, а именно хозяйственный результат. Мы видим вывеску: «Булочная» и идем в неё, чтобы купить хлеба. А на самом деле на вывеске должно быть написано: «Получаю прибыль». Ведь то, что там предлагается покупателям вполне может быть не хлебом, выпеченном из полноценной муки с использованием сливочного масла, а булочками из рыбной чешуи на маргарине. Более того, получение прибыли как цель предпринимательства провоцирует предпринимателей ради такой цели сокращать зарплаты, экономить на экологических мероприятиях и т.д. А призывы к социальной ответственности бизнеса — это пустой звук, если социальная ответственность не включена в полноценную оплату труда.

Так же как учреждение контроля над бизнесом по качеству производимой продукции и услуг не столько может решить проблему качества, сколько создает контролерам условия для коррупции. Конечно, изменение законодательной нормы не гарантирует добросовестности всех бизнесменов, но, безусловно, стимулировало бы их к этому. Что же касается государства и его роли в социальном обеспечении, то традиционное для России решение этого вопроса отличается от западного. Государство в традиционном обществе России выступало организатором и регулятором общего ПРОИЗВОДСТВЕННОГО дела. Поэтому в общем плане его требовалось больше. Другая модель государства — это разводящий при ДЕЛЕЖЕ ДОБЫЧИ, которому не надо заботиться об ограбленных. Его много не требуется.

Виктор Авин: Здравствуйте, уважаемый Виталий Юрьевич. У меня вопрос: «После того как Путин притащил Аврору в засаду и Россия поставлена еще раз на рельсы строительства коммунизма в гулаге-лайт, когда  КПРФ (антиконституционную партию, поскольку у нее в названии уничтожение частной собственности, а в Конституции записана ее защита), так когда в отделе кадров «Россия» КПРФ  из заградотряда за спиной бизнеса, который ведут по пути доказательства «капитализм плохой, все вперед к коммунизму», превратят в официального рулевого у штурвала? При нас или при наших внуках? Если на этот вопрос у Вас нет ответа, тогда другой вопрос: «можно ли японское «хокку» перевести на русский язык?»

В.Ю. Волчков:  Приближается очередной день рождения Путина и это добавляет ему ещё один год. Наступает время, когда он встаёт вопрос о деле его жизни. Думаю, что перемены предстоят, хотя, полагаю, не такие драматические, как Вы описываете. Путину предстоит заявить свою избирательную программу и она не должна быть пережёвыванием старого. Случится это в промежутке между 15 декабря этого и 15 февраля будущего года. Заботясь о преемственности, он сформулирует стратегию страны до 2030 года. Общественное мнение к этому уже готовят. Она будет шире, чем социально-экономическое поле. Охватит все уровни цивилизационности для страны и для мира. В ней, уверяю Вас, найдется место всем, кроме врагов России и человечества. Частная собственность, будьте уверены, упразднена не будет. При целеполагании будет уделено внимание русской мечте и ядерному реактору русской души, т.к. без них не будет созидания, без которого не будет России. Что же касается хокку, то не было ещё ничего иностранного, чтобы не обрусело в России. И вот Вам доказательство: «Чужая душа / Прекрасна / Но, всё же она / Потёмки…»

Павел Хотулев:  Виталий Юрьевич, если в стране несколько раз за столетие революции, а правосудие осуществляют холуи, может ли вменяемый человек верить в будущее? Применительно к теме «будущее» — строить бизнес на века, вкладывая туда все до нательной рубашки, как Сименс, Филипс, Форд или Хёрьх?

В.Ю.Волчков:  В неустойчивых условиях вменяемый человек, конечно, вкладываться не будет. Особенно в долгосрочные проекты. Поэтому у нас число предпринимателей мелкого и среднего бизнеса не растет. Мелкий бизнес не крупнеет, чтобы не стать легкой добычей тех, кто может успешный бизнес отобрать. А это — «оборотни в кабинетах» и «оборотни в погонах», для которых отъём чужого бизнеса — свой бизнес. В обществе, которое свихнулось на наживе, всё становится поводом для обогащения. Любая деятельность переиначивается под бизнес. Врачи не лечат, а зарабатывают на больных. Правоохранители не раскрывают факты преступлений, а фабрикуют доказательства и фальсифицирую факты. Даже родственники на родственниках «делают бизнес», выселяя их из квартир для продажи, включаясь, таким образом, в черное риэлторство. И такая воронка засасывает продажных нотариусов, регистраторов, судей, судебных исполнителей… В нестабильном обществе главным становится стремление побыстрее урвать кусок по больше. Только, по-моему, не революции в этом виноваты, а смута, которая часто, но не обязательно, их сопровождает. Особенно, если эта смута ведет к установлению общества, где культивируется продажность.

Алексей Никонов:  Виталий Юрьевич, с моей точки зрения, главную опасность для бизнеса представляет излишнее государственное вмешательство. Как  Вы считаете, какие  виды государственного регулирования необходимыми?

В.Ю.Волчков:  Дорогой Алексей, ответ содержится в Вашем вопросе: ИЗЛИШНЕЕ государственное вмешательство, конечно, вредит, а НЕОБХОДИМОЕ государственное вмешательство, безусловно, требуется. Ни присутствие, ни отсутствие государственного вмешательства нельзя абсолютизировать так же, как нельзя на автомобиле ехать всё время налево или всё время направо. Как, впрочем, и нельзя ехать всё время прямо. Чтобы продвигаться вперёд — развиваться, надо управлять автомобилем, как и страной РАЗУМНО. Это значит, что  в каждом конкретном случае, на каждом конкретном этапе исторического развития, с видами государственного регулирования надо разбираться конкретно и целеустремленно. Делать это не трудно, если определена концепция развития страны, государства и общества.

Алексей Никонов: Виталий Юрьевич, какое государственное регулирование вы в данный момент времени считаете необходимым в России? И, если можно, почему?

В.Ю.Волчков: Алексей, примером необходимого сейчас государственного регулирования может служить регулирование качества продуктов и лекарств. Это необходимо потому, что их качество самым непосредственным способом сказываются на здоровье населения. Регулирование этого отвечает коренным интересам подавляющего большинства граждан страны. Другой пример необходимого государственного регулирования — это в сфере экологии, что соответствует интересам населения не только нашей страны, но и соседних государств. Госрегулирование требуется также в сфере оплаты труда: регулярность и полнота выплат, уровень минимальной зарплаты и предоставление социальных гарантий. Перечисление можно продолжать.

Арам Аствацатуров: Уважаемый Виталий Юрьевич, какой наиболее показательный пример,
в свете нашей темы интервью, из Вашей практики Вы могли рассказать?

В.Ю.Волчков: Показательных примеров можно привести много. Но, взять хотя бы, уже затронутый выше, пример предпринимателя Юрия Борисова. Под предлогом жилищного спора лица против него уже больше восьми лет ведется уголовное преследование ради завладения его средствами и имуществом. Используются угрозы, избиения, фальсификации и подлоги, покушения на жизнь этого предпринимателя, который сопротивляется этому как может: пишет о беззакониях во все инстанции, доказывает свою правоту решениями вступивших в силу гражданских судов.

Но, его аргументы не слышат ни руководители следственных органов, ни надзирающие над ними органы прокуроратуры, ни в аппарате уполномоченного по правам человека. Объективных проверок не проводят ни те, ни другие. Дважды дело передавалось в суд и дважды суд возвращал его прокурору для устранения недостатков обвинения. Но, за это время человека ограничивают домашним арестом. Почти на год с нарушениями закона закрывают в СИЗО, где он подвергается усиленному давлению.

Во время пребывания Борисова в СИЗО синхронно происходит ещё одно покушение на его жизнь и отъём по подложным документам принадлежащей ему недвижимости. Заявления об этих преступлениях остаются без расследования. Одно из них (покушение) не расследуется до сих пор. Расследование другого (похищение собственности) — было начато с большим затягиванием, когда многие «концы» уже были «спрятаны в воду» и уже был убит тот (подставное лицо), на кого недвижимость Борисова была оформлена и кто мог привести следствие к заказчикам.

Наша правоохранительная система устроена так, что её обвинительным уклоном научились умело пользоваться преступники-рейдеры.

Другой пример подобного незаконного преследования привели недавно на пресс-конференции руководители общественной организации предпринимателей «Опора России», рассказав об уголовном преследовании с целью отъёма бизнеса сахалинского предпринимателя под предлогом нарушения им санитарных норм
при утилизации ремонтного мусора.

Татьяна Сухарева: Здравствуйте, Виталий Юрьевич! Я одна из потерпевших от подчиненных членов организованного преступного сообщества Д. Сугробова. В отношении меня было сфабриковано уголовное дело по ст.159 ч.4 за торговлю якобы поддельными полисами. У меня были похищены деньги при обыске, а пока я находилась в СИЗО исчезли деньги со счетов двух моих фирм. ЕСПЧ и Президиум ВС РФ признали мое заключение под стражу незаконным!!! Мошенники, в отношении которых было возбуждено уголовное дело за торговлю поддельными полисами, в моем деле оказались потерпевшими и свидетелями. В отношении их уголовное преследование прекращено. Таким образом, правоохранители убрали конкурентов, предоставив возможность распространять поддельные полиса под крышей полиции. Я же оказалась обвиняемой. Зам. прокурора ЮВАО Иванцова, которая утвердила обвинительное заключение, сейчас уволена. Каким образом добиться проверки сфабрикованных уголовных дел после осуждения правоохранителей, которые организовывали уголовные преследования?

В.Ю.Волчков: Насколько мне известно, такие полномочия даны Уполномоченному по правам человека. Сегодня этот пост занимает юрист и общественный деятель Москалькова Татьяна Николаевна. Только используются права Уполномоченного не часто. Аппарат Уполномоченного не велик. А необходимость выплаты компенсаций тем, кого незаконно преследовали, используется преследователями как аргумент парализующий волю к исправлению правоохранительных и судебных ошибок. Не помню, чтобы такие расходы регрессом взыскивались с лиц, виновных в незаконном возбуждении уголовных дел. Думаю, что тут требуются поддерживающие усилия законодателей, чтобы уголовная ответственность за подобные преступления была не только усилена, но и подкреплена большими материальными гарантиями. А малочисленность аппарата Уполномоченного, на мой взгляд, должна в большей мере быть компенсирована сотрудничеством с правозащитными общественными организациями.

Фейсбук, сентябрь, 2017 год.

Виртуальный Дискуссионный Клуб «Мысль»

Opt In Image
Подписка на Новости Севастополя

Общественное Движение «5 ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ»

comments powered by HyperComments

Новости Севастополя по материалам журналистских расследований

Источник: https://www.facebook.com/groups/270147343161057/

Похожие записи