Горячие Новости

Смертельные роды в Севастополе. Не застрахован никто!?

5 августа в роддоме №1 Севастополя  скончались роженица и младенец.  Женщину 38 лет звали Дудкина Надежда Александровна. Ее мертвая дочь родилась с весом здорового ребенка (3200г.- прим. редакции) и не успела получить имени… Без матери осталось четверо детей в возрасте: 7, 9, 11, 19 лет, живущие с бабушками матери и мужа.

umerli-mat-i-rebenok-v-sevastopole

По публикации информационно-аналитического издания ОД «5 Оборона Севастополя», следственными органами Следственного Комитета Российской Федерации по городу Севастополю возбуждено уголовное дело по факту смерти роженицы в результате ненадлежащего исполнения сотрудниками ГБУЗС «Городская больница №5 — Центр охраны здоровья матери и ребенка» своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 109 УК РФ).

В этот же день,  член нашего движения, общественная организация по социальной защите и поддержке населения «РАДУГА», сделал заявление в Прокуратуру города Севастополя. Вчера она получили вот такой ответ из Департамента здравоохранения Севастополя:

«Для проведения независимой экспертизы медицинская документация Дудкиной Н.А была направлена в ФГБУ «Национальный Медицинский Исследовательский Центр имени В.А. Алмазова», город Санкт- Петербург.

Комиссия Департамента здравоохранения города Севастополя по анализу причин материнской, перинатальной, младенческой и детской смертности изучив медицинскую документацию, объяснительные., сотрудников, рецензии качества ведения медицинской документации и, оказания медицинской помощи пришла к выводу.

Плод погиб при родах в результате обвития абсолютно короткой пуповины вокруг шеи на фоне декомпенсированной плацентарной недостаточности, острого плацентита. 

Причиной смерти Дудкиной Н.А. послужила острая коронарная недостаточность, которая развилась на фоне очагового кардиосклероза вследствие перенесенного миокардита, блокады левой нржки пучка Гиса. . . .

Все материалы по факту смерти роженицы и гибели плода переданы в следственные органы.» — сообщает Директор Департамента Антон Бахлыков.

smertelnye-rody-v-sevastopole1

Из ответа Бахлыкова следует, что посмертная экспертиза проводилась не по материалам вскрытия (при криминальной смерти, — прим. редакции), а по документам, и не в бюро судебно медицинской экспертизы?

Мнение исследователей документов умерших людей, конечно имеет определенный вес, но в рамках возбужденного уголовного дела, результат этого не процессуального действия юридически ничтожен.

Для уточнения данных мы связались с одним из исполнителей по данному ответу, Т.Л. Павловской, которая оказалась по специальности гинекологом. Павловская заверил обратившегося (по специальности врача терапевта, — прим. редакции) в том, что вскрытие трупа новорожденного и его матери проводилось, а данный ответ, возможно, является промежуточным.

Непонятно, почему, вместо объективных результатов вскрытия, где указана достоверная причина смерти (на основании физических изменений наступивших в результате летальных патологических процессов в органах и тканях умерших, — прим. редакции) заявителю и в прокуратуру города был дан ответ, сформулированный на основе медицинских документов?

Обсуждая с гинекологом Горздрава вопрос вышеуказанных заболеваний матери и плода в качестве очевидных, на наш взгляд, показаний к кесареву сечению умершей роженицы, Павловская с уверенностью заявила, что таких показаний не было(!?)  С ее слов, данные мониторинга плода не указывали на недостаточность кровоснабжения плода, несмотря на выявленную в последствии декомпенсированную плацентарную недостаточность и острый плацентит. Инструментальные исследования плода не всегда могут отображать реальную картину происходящих с ним патологических процессов(?!)

Павловская сообщила, что терапевтических показаний к кесареву сечению у роженицы также не было. Несмотря на имеющиеся у нее заболевание сердца, зафиксированное в карточке:  миокардит, блокада левой нржки пучка Гиса, очаговый кардиосклероза, на фоне которых, в родах, внезапно развилась острая коронарная недостаточность, приведшая к смерти матери(?!)  Больная наблюдалась у кардиолога и не имела от него противопоказаний к родам.

«При ведении больной врачи выполнили все протоколы» — утверждает Павловска. (Ах, вот в чем значит предназначение врача — выполнить прокол!? — прим. редакции)

«Бывает же такое — внезапная смерть» — заключила она по философски в конце разговора…

Короче говоря, больная умерла под контролем современного медицинского диагностического оборудования, в окружении высококвалифицированных добросовестных врачей, которые сделали все, что должны и могли были сделать и до конца боролись за ее жизнь.

Из личного опыта работы в кардиореанимации, наш специалист подтвердил, что увы, такое на самом деле бывает.

Но согласится ли с мнением севастопольского Горздрава, расследовавшего причины смерти Дудкиной и ее новорожденного ребенка, Следственный Комитет и прокуратура Севастополя?

Об этом, полагаем, мы скоро узнаем… А пока, мы можем сделать только философские выводы из этой трагичной истории.

Принимая во внимание объяснения специалиста Горздрава, можно констатировать, что при весей «продвинутости «современной медицины в городе-герое федерального значения Севастополе, от внезапной смерти при родах, никто из наших женщин не застрахован!?

Выходит, никакие специалисты и медоборудование неспособны предвидеть летальный исход с той долей вероятности, что дает основания принять меры направленные на спасение, как минимум,  матери. Даже понимая, что без нее могут остаться трое детей!

Таким образом, получается, что роды в Севастополе, это смертельно опасное мероприятие, как для мам, так и для плода?! Особенно, если у вас имеются, какие-либо хронические заболевания сердца…

Вряд-ли готовящийся ответ, воодушивит будущих мам рожать в Севастополе.  Уверенеы, не утешит родственников погибших. Но материальная помощь им, тем не менее не помешает.

Напоминаем, в РНКБ Банке открыт счет для социального поддержки семьи погибшей в роддоме №1 роженицы и ребенка. Старший сын погибший, Анатолий Александрович Листопадов, 19 лет, просит перечислять принадлежащую ему сумму пособия/компенсации на банковский счет (номер банковской карты) № 2200020204576971. На этот же счет граждане могут делать личные пожертвования в помощь семьи пострадавших.

В разрезе обсуждаемой трагедии, полагаем будет нелишним привести статистику смертности женщин от осложнений беременности, родов и послеродового периода (материнская смертность) на 100 000 родившихся живыми. Приводим фрагмент данных от 29.05.2017 года, взятых сегодня, 06.10.2017 года на официальном сайта  Росстата:

2017-10-06 at 14-20-14

Мы видим, что смертность по Севастополю в 2015 году была выше чем по всему Крыму, на уровне Санкт-Петербурга. При том, что численность населения в Севастополе в 12 раз меньше чем в Санкт-Петербурге? (428 753 к  5 281 579 чел., прим. редакции).

Уже в 2015 году, материнская смертность в Севастополе превышала смертность по Республике Крым в 2016 году! Хотя в Крыму людей проживает почти в шесть раз больше — 340 921 человек!

Очевидно, по этой причине, постеснялись опубликовать данные материнской смертности в Севастополе за 2016 год? 18,2 умерших в Севастополе, против 17,4 умерших по всему Крыму в 2017 году!

По сравнению с 2014 годом, смертность женщин от осложнений беременности, родов и послеродового периода по Республике Крым, выросла, более чем в 3 раза!!!

Но, если судить по динамике роста крымской смертности с 12,5 человек в 2015 году до 17,4 в 2016, то можно предположить, что эти данные вряд ли стали лучше в нашем городе…

 Для сравнения, дадим общую картинку статистки смертности с другими странами:2017-10-06 at 15-01-38

Как вы думаете, вышеприведенные цифры обязывают к полному и всестороннему исследованию причин случившейся в 1-м роддоме Севастополя трагедии и к срочному принятию эффективных мер, направленных на недопущение подобных исходов в родах?

 Мнение рядового врача терапевта о случившейся трагедии в роддоме:

«В первую очередь хочу Вас заверить, что ни один врач не желает смерти или ухудшения здоровья своему больному. Ни один врач не переживает, смерть своего больного спокойно. Но, увы, это происходит в практике многих врачей, практически любых специальностей.

Первая смерь пациента переживается также остро, как и близкого человека, сурово учит и оставляет отпечаток, травму на всю жизнь. Если врач чувствует, что в этом его вина, или пусть даже доля вины, даже если это не доказали официально, с этим грузом ему приходится жить всю жизнь и искупать этот грех спасая других. Таковы особенности нашей профессии, особенно в  хирургических специальностях.

Что до конкретного случая. Я выскажу лишь свое личное мнение, не специалиста в области гинекологии, хотя мне лично и приходилось принимать не одни роды.   

Если у роженицы уже есть трое детей и заболевание сердца, отошли воды и длительно не наступает естественная родовая деятельность, существует ряд рисков по возрасту, образу жизни и прочему, на  медицинском консилиуме необходимо выбрать способ родоразрешения.

Выбор не богат. Или стимулировать роды, что даст дополнительную нагрузку на сердце, либо делать кесарево сечение. При выборе второго способы, необходимо выбрать способ наркоза. Который, также даст дополнительную нагрузку на организм. Но в любом случае, жизнь матери — приоритет. Это золотое правило! Мать, если останется жива, сможет еще родить ребенка, или заботиться о тех детях которых она уже родила. Даже если женщина не сможет рожать, у нее остается возможность усыновить ребенка, обратиться к суррогатной матери и в итоге, так или иначе, выполнить свое материнское предназначение. 

Лично я, не стал бы рисковать здоровьем матери и выбрал наиболее щадящий для нее способ разрешения, опираясь не только на мониторы и протоколы, но прежде на опыт и интуицию, стараясь избежать наихудшего.

В данном случае, что-то пошло не так. Как не крути, врачи выбрали тот путь, что привел больного и ребенка к смерти. Можно ли этого было избежать? Можно ли было спасти хотя бы мать? Высказаться на это счет конкретно я бы мог только, если-бы сам там присутствовал и видел клиническую ситуацию.

Вместе с тем, замечу, что современная медицина имеет много негативных ограничений в виде проколов, стандартов, которые по рукам и ногам сковывают действия врача. Не всегда возможно делать то, что подсказывает тебе интуиция, знания и профессиональный опыт.

Земским врачам в чем-то было проще. Они были более свободны при принятии решения. Опирались на физикальные (глаза, уши, руки, — прим. редакции) методы исследования, личный опыт и клиническую картину. Сейчас все по другому. Врач ныне не ремесленник и не мастер. Он придаток компьютера, лаборатории и кучи протоколов, разработанных теоретиками в интересах финансистов. Современный доктор — заложник ФОМС, фармацевтического бизнеса и бюрократии, находящийся под пристальным надзором Горздрава, прокуратуры и Следственного Комитета.

Лавирующему между кучей требований и нормативов врачу, практически не остается времени на больного. Ваш визит в рядовую поликлинику, это подтверждает. 5-6 минут на больного? Зимой бабушка дольше раздевается. По этому ее и смотрят так, через одежду.

Для меня не удивительно, что талантливые, порядочные специалисты отказываются работать в таких условиях. 

Исходя из практического опыта, я могу утверждать, что невозможно вписать в протоколы все возможные клинические ситуации. Меняются болезни и их проявления. Меняются люди.  Но, лечат не протоколы, а врачи. Одни люди спасают жизнь другим. Сами спасаясь от деградации и нищеты в своей профессии. 

Не протоколы решают те или иные, прописанные на бумаге клинические ситуации.  Врач судорожно пытается загнать каждый случай в прокрустово ложе нормативов и выполнить соответствующий протокол. На курсах повышения квалификации уже не оценивается клиническое мышление врача, проверяется его знание протоколов.

Что врачи, что их пациенты, превратились в цифры статистики выводимые на экраны мониторов руководства. Это беда всей современной медицины и на западе тоже. Хотя там, каждая клиника имеет право разрабатывать свои протоколы и динамично вносить в них необходимые изменения.

Возвращаясь к нашей теме, думаю, что именно эта, общая беда системы здравохранения, послужила причиной трагедии.

Возможно, что-то нужно менять в протоколах. Возможно, врачу нужно не боятся отклониться от них ради спасения жизни больного. Назначить обследования, консультации специалистов и провести те мероприятия, финансирование которых в рамках специфики отделения не предусмотрены ФОМС. Но, при этом врач понимает, что его самодеятельность чревата последствиями. Его не одобрит руководство, отвечающие за статистику и финансовые расходы медучреждения.

Таким образом практически каждый врач сейчас находится «между молотом и наковальней». Не удивительно, что в такой системе, со временем, душа черствеет…

Уверен, подобные случаи, к сожалению, будут повторяться, пока мы не изменим саму систему Здравоохранения. В том виде, в котором она существует, она выгодна только медицинским чиновникам получающим большую зарплату за «игры в жизнь и здоровье» и использующим их казнокрадам,  осваивающим через развитие и реформацию системы, бюджетные деньги и деньги ФОМС, в основном,  себе в карман.

Наша система здравохранения на столько больна сама, что просто не в состоянии эффективно лечить других…« — заключил Сергей.

Информационно-аналитическое издание ОД «5 Оборона Севастополя» внимательно следить за дальнейшим развитием событий.

Дивергент

Справочно: 

Ежегодно примерно 15% взрослого населения нашей страны умирает от различных сердечных заболеваний. Один из самых распространенных случаев – это внезапная коронарная смерть (ВКС), или другими словами – неожиданная остановка сердца. Данному недугу чаще всего подвержены мужчины в возрасте до 55 лет.  Иногда внезапное прекращение сердечной деятельности фиксируется у детей, не достигших трех лет, и составляет один случай на сто тысяч.

Внезапная коронарная смерть наступает из-за сбоев в работе электрической сердечной системы. Эти нарушения приводят к очень быстрым сокращениям сердца, которые в свою очередь провоцируют трепетание и фибрилляцию предсердий и желудочков. В результате сбоев к жизненно важным органам перестает поступать кровь.

Без оказания должной медицинской помощи гибель больного наступает в течение нескольких минут.

Международная классификация болезней разделяет внезапную коронарную смерть на две формы:

  1. Клиническая ВКС. Эта форма позволяет вернуть пациента к жизни, даже если он без сознания и у него не прослушивается дыхание.
  2. Биологическая ВКС. Проведение сердечно-легочной реанимации в такой ситуации не поможет спасти больного.

Данной болезни даже присвоен специальный код – МКБ-10.

Исходя из скорости наступления, такое состояние разделяют на мгновенное и быстрое. В первом случае летальный исход отмечается через несколько секунд. Если смерть наступает в течение часа, тогда речь идет о быстрой форме.

Opt In Image
Подписка на Новости Севастополя

Общественное Движение «5 ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ»

comments powered by HyperComments

Новости Севастополя по материалам журналистских расследований

Источник: http://sevoborona.info/

Похожие записи