Горячие Новости

Особое мнение ОД  «5 Оборона Севастополя» по моральной оценке в суде Чихаревым митинга 1 сентября, «содержащем признаки экстремизма», детском празднике на автостоянке и аргументам представителя Правительства Севастополя. 

К детально разобранным юристом Новиковым обстоятельствам и фактам, сделанным в заявлении, как информационно-аналитическое издание, хотим добавить следующее:

То, что начальник судебно-претензионного отдела Правового управления Департамента аппарата Губернатора и Правительства Севастополя,  Борзов, нервно покашливавшая, выкручивался в суде, как мог, нас не удивляет. Для чиновников не привыкших отвечать за свои правонарушения, это обоечное поведение.

Как юрист понимая, что шансов у него практически нет, Борзов все же, приводил всевозможные  доводы, мешая их в кучу и сделал акцент на процессуальных нарушениях — несоблюдение срока подачи искового заявления. Это позволило судье принять «соломоновское» решение и избежать «опозоривания» Правительства Севастополя в четвертый раз! Учитывая ранее проигранные им аналогичные иски севастопольским общественникам.  Но это же дало достаточно оснований для обжалования такого решения суда.

На наш взгляд, довод Борзова по определению срока подачи иска организатором митинга  спорный.  Об этом свидетельствуют обоснование доводов сделанные представителем ответчика в суде:

Борзов С.А.  признался,  что правительство Севастополя дало три ответа организатору митинга. При этом  последний, письменный ответ по несогласованию места проведения митинга был дан правительством за пределами установленного законом трехдневного срока.

Из данной правовой оценки, как минимум  вытекает отсутствие состава административного правонарушения со стороны организатора митинга и появляются основания для жалобы на Департамент внутренних коммуникаций, давшего юридически ничтожный ответы, который ввел в заблуждение работников полиции и нанес организатору митинга моральный и материальный вред.  Но, к сожалению, ввиду того, что рассмотрение иска по сути не состоялось, суд не дал правовую оценку доводам представителя ответчика не исследовал обстоятельства и доказательства, представленные истцом.

Вместе с тем, следует заметить, что, что именно этот, третий ответ правительства, не имеющий, по оценке его представителя, правового веса, был направлен, в МВД. На основании информация о несогласовании места проведения митинга правохранители и были вынуждены составить протокол об административном нарушении на его организатора, Ленура Усманова.

iting-v-sevastopole-1-sentyabrya2

Борзов, также сообщил суду, что содержание обращения Бернадской к митингующим, его правовые основания и обстоятельства ему не известны, что послужило основанием для подачи на нее иска представителем истца, на следующий же день.

Аргумент Борзова в отношении того, что несмотря на несогласование правительством Севастополя места проведения митинга, организатор все-же его провел, а значит его права небыли нарушены, что по мнению Борзова исключает предмет обжалования — в корне неверный.

Борзов неправильно истолковывает право, что может говорить о низом уровне его квалификации и судебной практики по административным спорам.

Приводим ликбез для начальника судебно-претензионного отдела Правового управления Департамента аппарата Губернатора и Правительства Севастополя,  Борзов С.А.:

Объектом административного правонарушения являются общественные отношения в сфере государственного управления, регулируемые нормами права и охраняемые мерами административной ответственности.

По действующему законодательству субъектами административных правонарушений признаются индивидуальные субъекты и юридические лица. По особенностям конструкции различаются материальные и формальные составы административных правонарушений.

Материальными называются составы, в которых:

— содержится такой признак, как наступление вредных материальных последствий антиобщественного деяния (например, нарушение Правил дорожного движения, повлекшее причинение легкого вреда здоровью потерпевшего.

описывается действие, обязательно влекущее вредные последствия.

Для выявления состава материального правонарушения необходимо также установить причинную связь между деянием и наступившими последствиями. При отсутствии такой связи ответственность за материальные административные правонарушения не наступает.

Формальными считаются правонарушения, объективную сторону которых образуют только противоправное действие или бездействие, вне зависимости от наступления вредных последствий.

В данном случае, предметом обжалования является незаконное несогласование правительством Севастополя места проведения митинга. Т.е. немотивированный, не определенный законом, по сути, отказ в использовании заявленного организатором места для проведения массового мероприятия.

Для обжалования обосновывать и устанавливать наличие вреда здесь вовсе не требуется! Достаточно самого факта правонарушения. А вред, возможно будет обоснован при предъявлен  другого иска, о возмещении морального и материального вреда понесенного организатором в результате противоправных действий или бездействия ответчика.

Если бы, состоялось рассмотрение данного административного иска по сути и истец привел доказательства, содержащие признаки созданных ему Правительством Севастополя препятствий в проведении митинга ( а он бы их сделал они у неол были подготовлены, — прим. редакции, то судья обязана был в заседании предать дело в Следственный комитет. Поскольку данные правонарушения рассматриваются не в рамках административного, а в рамках уголовного производства. Которое, кстати уже возбуждено в порядке УК РФ, Статьи 149. Воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них.

«Незаконное воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них либо принуждение к участию в них, если эти деяния совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения либо с применением насилия или с угрозой его применения».

Вот в рамках уголовного производства, факт наступления негативных последствий или отсутствие таковых влияет на степень наказания. Но это все у Борзова, полагаем впереди.  Мы бы рекомендовали правительству Севастополя, к этому времени, определить более компетентного представителя, не путающего определения понятий в уголовном и административном законодательстве и судебных процессах.

Мы так подробно все расписываем именно для чиновников Правительства Севастополя, что бы они понимали, для защиты законных интересов севастпольцы могут использовать либо диалог с властью, либо, когда она на диалог не идет, — борьбу. При этом, мы строго придерживаемся правил определенных Конституцией и законами Российской Федерации, полагая, что у наших правительственных оппонентов для этого также имеются возможности и компетентные специалисты.

К сожалению, мы вынуждены особенно подчеркнуть, что к таковым, на наш взгляд, не относиться Директор департамента общественных коммуникаций города Севастополя — Иван Александрович Чихарев!

О том, что данный чиновник не только не исполняет надлежащим образом функции руководителя департамента коммуникаций, вынуждая людей использовать главную площадь города в качестве единственной коммуникационной площадки, свидетельствует его шокирующее заявление в суде о том, что митингующие «были с лозунгами и предметом, которые, на мой взгляд (Чихарева,-прим.редакции), содержат признаки экстремизма…». При этом И.А. Чихарев не указал, какое было содержание плакатов и в чём, по его мнению, состоит экстремизм(?!).  А ведь такими словечками разбрасываться не стоит!

Как, пусть и недовольные противоправними действиями регионального руководства, но все же,  правопослушные граждане Российской Федерации, абстрагировавшись от личного мнения высокопоставленного чиновника-«специалиста»,  мы обратились к приоритетному, официальному источнику данных, Федеральному законом от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности«.

Закон дает следующие определения ЭКСТРИМИЗМА:

1) экстремистская деятельность (экстремизм):

— насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

— публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;

— возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;

— пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

— воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения;

— воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения;

— совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте «е» части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации;

— пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо публичное демонстрирование атрибутики или символики экстремистских организаций;

— публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения;

— публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением;

— организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению;

— финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг;

3) экстремистские материалы — предназначенные для обнародования документы либо информация на иных носителях, призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, в том числе труды руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие или оправдывающие национальное и (или) расовое превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы;

4) символика экстремистской организации — символика, описание которой содержится в учредительных документах организации, в отношении которой по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности.

Исходя их вышеизложенных дефиниций закона, мы не усмотрели в намерениях, лозунгах и действиях митингующих 11 сентября и вообще, за все время, начиная с первых митингов в 2015 году, признаков преступления — экстримизм, попадающих под вышеприведенные определение  закона N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности«. Однако у государственного, служащего, назначенного главой правительства Севастополя, иное мнение, которое он НЕ БОИТСЯ ВЫРАЖАТЬ В ОРГАНАХ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ!!!

На каких ОБЪЕКТИВНЫХ основаниях Чихарев усмотрел признаки экстремизма в реализации законных конституционных прав на мирные собрания, митинги и шествия, реализованные законным способов в точном соответствии с процедурой, рядовыми небогатыми и непартийными севастопольцами?!

Представим, на минуточку, что на основании таких личных оценок митинга с приказами экстремизма, Иван Чихарев, как руководитель департамента общественных коммуникаций города Севастополя сделал служебную записку «на верх».

Из вышесказанного, на наш взгляд следует только два предположения/вывода в отношении нынешнего директора департамента общественных коммуникаций города Севастополя. Он, либо профан, либо провокатор(!?)

Профан, потому, как сам в суде признался в противоправном бездействии, если не в преступлении, в связи с непринятием должных мер при выявлении признаков экстремизма.

Стоит напомнить г-ну Чихареву, занимающему, по нашему мнению, явно не свое кресло в структурах правительства Севастополя, что Статья 3. Основные направления противодействия экстремистской деятельности, 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности«, обязывает, в том числе, и его лично, как руководителя департамента общественных коммуникаций города Севастополя, к принятию профилактических мер, направленных на предупреждение экстремистской деятельности, в том числе на выявление и последующее устранение причин и условий, способствующих осуществлению экстремистской деятельности.

Согласно Статьи 5. Профилактика экстремистской деятельности

В целях противодействия экстремистской деятельности федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления в пределах своей компетенции в приоритетном порядке осуществляют профилактические, в том числе воспитательные, пропагандистские, меры, направленные на предупреждение экстремистской деятельности.

В связи с чем, полагаем, массовые обращения граждан, в частности, татар, проживающих в сельской местности и ведущих подсобное хозяйство, в связи с отъемом земель у всех членов их семей и других жителей Севастополя, требуют практического и действенного участия г-на Чихарева и сотрудников возглавляемого им управления.

Вопреки этому, мы видим бездействие, Чихарева, возможные противоправные действия, которые вытекает из неудовлетворенности повторно митингующих граждан, вынужденных вновь и вновь выходить на улицы и площади города, даже во время визита Президента Российской Федерации.

Совершенное г-кой  Бернадской Э.В. возможные противоправные действия (наверняка по распоряжению руководства Департамента, что вскоре, будет выяснено в суде — прим. редакции), под камерами федеральных СМИ и американских журналистов, по нашему убеждению содержит признаки преступного злоупотребления должностными  полномочиями.

События, произошедшие по причине халатности, допущенной при ненадлежащем рассмотрении вопросов граждан, что, по причине отчаяния и отсутствия альтернативы, заставили людей защищать свои права, посредством проведения массовых акций протеста, на наш взгляд, способствуют росту протестных настроений в городе и действительно создают благоприятную почву для возможных деструктивных действий экстремистских организаций, направленных на социально-экономическую дестабилизацию ситуации в городе федерального значения, базе Черноморского Флота, Севастополе.

Особо пагубно, что благодаря бездействию и возможным противоправным действиям, такие события разворачиваются в канун выборов губернатора Севастополя и предстоящих выборов Президента России.

Что касается заявления севастопольских общественников о намерении проводить на площади им. П.С. Нахимова митинги-вече каждую пятницу, полагаем что это единственный правовой вариант контроля общественности над исполнительной властью Севастополя, который нам оставило Правительство Дмитрия Овсянникова.

Напомним, что на встрече с учеными Севастополя, со слов заместителя директора ФГБУН «Морской гидрофизический институт РАН» по научной работе — доктора физико-математических наук, члена Общественной палаты Севастополя, Александра Кубрякова,  Дмитрий Овсянников заявил в отношении Общественной палаты Севастополя, института гражданского общества, призванного контролировать органы власти,  что «Общественная палата города Севастополя — это позор.» и он  «не общался и не собирается общаться с болтунами…»

Полагаю, теперь, в суде, общественникам предстоит доказать губернатору Севастополя, что они имеют аргументированную правовую позицию и способны ее отстаивать не только криками и плакатами на улицах и площадях города.

Мы, в свою очередь, беремся эти процессы освещать, в надежде, что общие усилия нас все же приведут за мирный стол переговоров раньше, чем последуют соответствующие кадровые решения…

От имени ОД «5 оборона Севастополя» против беспредела и коррупции

Дивергент

Opt In Image
Подписка на Новости Севастополя

Общественное Движение «5 ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ»

comments powered by HyperComments

Новости Севастополя по материалам журналистских расследований

Источник: http://sevoborona.info

Похожие записи