Горячие Новости

Мотиватор на 2018 год: как не погибнуть в «мышином раю», сохранить возвышенную цель и использовать стресс во благо

binance

С целью поддержать наших российских соотечественников, прежде всего проживающих в Севастополе, публикуем серию статей — мотиваторов на 2018 год, который обещает нам массу серьезные события и испытания нашей веры и нашего выбора, сделанного весной 2014 года.

В настоящей статье мы приведем результаты исследований и выводы двух известных ученых. Расскажем о том, как проецируются на нашу сегодняшнюю жизнь и состояние общества, результаты эксперимента «Вселенная-25» — теория двух смертей Джона Кэлхуна и теория стресса Ганса Селье.

Для популяции популяции мышей в рамках социального эксперимента по предсказанию будущего для человеческого общества, создали райские условия: неограниченные запасы еды и питья, отсутствие хищников и болезней, достаточный простор для размножения. Однако в результате вся колония мышей вымерла. Почему это произошло? И какие уроки из этого должно вынести человечество?

Американский ученый-этолог Джон Кэлхун провел ряд удивительных экспериментов в 60-70-х годах двадцатого века. В качестве подопытных Д. Кэлхун неизменно выбирал грызунов, хотя конечной целью исследований всегда было предсказание будущего для человеческого общества.

В результате многочисленных опытов над колониями грызунов Кэлхун сформулировал новый термин — «поведенческая раковина» (behavioral sink), обозначающий переход к деструктивному и девиантному поведению в условиях перенаселения и скученности.

Справочно: Девиантное поведение — это устойчивое поведение личности, отклоняющееся от общепринятых, наиболее распространённых и устоявшихся общественных норм. Негативное девиантное поведение приводит к применению обществом определённых формальных и неформальных санкций (изоляция, лечение, исправление или наказание нарушителя). Де­ви­ант­ность как со­ци­аль­ное явление и реакция общества на неё изучается социологией, индивидуальные девиации — психологией.

Свой самый известный эксперимент, заставивший задуматься о будущем целое поколение, Джон Кэлхун провел в 1972 году совместно с Национальным институтом психического здоровья (NIMH). Целью эксперимента «Вселенная-25» был анализ влияния плотности популяции на поведенческие паттерны грызунов.

Кэлхун построил настоящий рай для мышей в условиях лаборатории. Был создан бак размерами два на два метра и высотой полтора метра, откуда подопытные не могли выбраться. Внутри бака поддерживалась постоянная комфортная для мышей температура (+20 °C), присутствовали в изобилии еда и вода, созданы многочисленные гнезда для самок. Каждую неделю бак очищался и поддерживался в постоянной чистоте, были предприняты все необходимые меры безопасности: исключалось появление в баке хищников или возникновение массовых инфекций. Подопытные мыши были под постоянным контролем ветеринаров, состояние их здоровья постоянно отслеживалось.

Система обеспечения кормом и водой была настолько продумана, что 9500 мышей могли бы одновременно питаться, не испытывая никакого дискомфорта, и 6144 мышей — потреблять воду, также не испытывая никаких проблем. Пространства для мышей было более чем достаточно, первые проблемы отсутствия укрытия могли возникнуть только при достижении численности популяции свыше 3840 особей. Однако такого количества мышей никогда в баке не было, максимальная численность популяции отмечена на уровне 2200 мышей.

Эксперимент стартовал с момента помещения внутрь бака четырех пар здоровых мышей, которым потребовалось совсем немного времени, чтобы освоиться, осознать, в какую мышиную сказку они попали, и начать ускоренно размножаться. Период освоения Кэлхун назвал фазой А, однако с момента рождения первых детенышей началась вторая стадия B. Это стадия экспоненциального роста численности популяции в баке в идеальных условиях, число мышей удваивалось каждые 55 дней.

Начиная с 315-го дня проведения эксперимента темп роста популяции значительно замедлился, теперь численность удваивалась каждые 145 дней, что ознаменовало собой вступление в третью фазу C. В этот момент в баке проживало около 600 мышей, сформировалась определенная иерархия и некая социальная жизнь. Стало физически меньше места, чем было ранее.

Среди мышей появилась категория «отверженных», которых изгоняли в центр бака, они часто становились жертвами агрессии. Отличить группу «отверженных» можно было по искусанным хвостам, выдранной шерсти и следам крови на теле. Отверженные состояли прежде всего из молодых особей, не нашедших для себя социальной роли в мышиной иерархии. Проблема отсутствия подходящих социальных ролей была вызвана тем, что в идеальных условиях бака мыши жили долго, стареющие мыши не освобождали места для молодых грызунов. Поэтому часто агрессия была направлена на новые поколения особей, рождавшихся в баке.

Разве это не напоминает ситуацию в нашем обществе? Легко ли молодому специалисту устроится на работу вообще и на хорошую работу в частности? Легко ли продвинуться в карьерной лестнице государственной службы, в политике или бизнесе без разрешения на то «паханов»?

После изгнания самцы ломались психологически, меньше проявляли агрессию, не желали защищать своих беременных самок и исполнять любые социальные роли. Хотя периодически они нападали либо на других особей из общества «отверженных», либо на любых других мышей.

Разве не наблюдается сейчас аналогичная массовая тенденция депрессивной интраверсии в поведении современной молодежи, приводящая ее к алкоголизму, наркомании, уходу в мир виртуального общения и псевдореализации в соц сетях интернет-паутины, депресси вплоть до  суицидов?

В эксперименте, самки крыс, готовящиеся к рождению детенышей, становились все более нервными, так как в результате роста пассивности среди самцов они становились менее защищенными от случайных атак. В итоге самки стали проявлять агрессию, часто драться, защищая потомство. Однако агрессия парадоксальным образом не была направлена только на окружающих, не меньшая агрессивность проявлялась по отношению к своим детям. Часто самки убивали своих детенышей и перебирались в верхние гнезда, становились агрессивными отшельниками и отказывались от размножения. В результате рождаемость значительно упала, а смертность молодняка достигла значительных уровней.

Напомним чудовищное преступление, совершенное в Севастополе 27 июня 2017 года. 30-летняя жительница Балаклавского района находясь в собственной квартире, женщина с силой затянула на шее своего двухлетнего сына кожаный брючный ремень, после чего выбросила его через окно со второго этажа.

Случаи, подобные тому, что произошел в нашем городе, все чаще становятся достоянием общественности. 20 июня в Вологде 25-летнюю женщину, признанную виновной в убийстве своего новорожденного ребенка, приговорили к трем годам и четырем месяцам лишения свободы в колонии общего режима. По версии следствия, весной 2016 года женщина родила ребенка в квартире на улице Ярославской, за медицинской помощью не обращалась. Мать перерезала пуповину ножницами, после чего задушила младенца, положила труп в полиэтиленовый пакет и выбросила.

Во Владивостоке 15 мая 26-летняя женщина выбросила из окна своего новорожденного ребенка. По предварительным данным, она не становилась на учет по беременности, не наблюдалась у врача и никому не сообщала о своем состоянии. Женщина заявила, что родила в своей комнате мертвого младенца и выкинула его в окно. Однако судебно-медицинская экспертиза установила, что ребенок родился живым, а причиной смерти стало падение с высоты.

Еще раньше, в том же 2017 году, 10 марта в Подмосковье полиция задержала мать, до смерти забившую семимесячного ребенка. В феврале этого года 36-летняя женщина у себя в квартире в Подольске нанесла не менее четырех ударов по голове своему сыну бутылочкой для кормления и колонкой от компьютера. Ребенок с травмами был госпитализирован и вскоре скончался от полученных травм.

Все эти случаи выглядят жутко и, казалось бы, лишены всякого смысла. Женщины не могли толком объяснить мотивы своих поступков. Матери предстают здесь в образе чудовищ, потерявших человеческий облик.   По мнению психиатра Бориса Белкина, генерального директора Клиники постстрессовых состояний,  причинами такого девиантного поведения  являются: психические заболевания (шизофрения) и влияние психоактивных веществ и послеродовую депрессию.

По мнению наших ученых, якобы во всем виновата послеродовая депрессия. Но так ли это на самом деле? Почему она развивается и именно сейчас? Ведь не война и не голод? К примеру, в период Великой Отечественной войны отмечался резкий спад психических заболеваний среди населения, несмотря на запредельные стрессы и трагедии, что массово переживал русский народ…

Последняя стадия существования мышиного рая — фаза D, Джон Кэлхун назвал фазой смерти.

Символом этой стадии стало появление новой категории мышей, получившей название «красивые». К ним относили самцов, демонстрирующих нехарактерное для вида поведение, отказывающихся драться и бороться за самок и территорию, не проявляющих никакого желания спариваться, склонных к пассивному стилю жизни. «Красивые» только ели, пили, спали и очищали свою шкурку, избегая конфликтов и выполнения любых социальных функций. Подобное имя они получили потому, что в отличие от большинства прочих обитателей бака на их теле не было следов жестоких битв, шрамов и выдранной шерсти, их нарциссизм и самолюбование стали легендарными.

Также исследователя поразило отсутствие желания у «красивых» спариваться и размножаться, среди последней волны рождений в баке «красивые» и самки-одиночки, отказывающиеся размножаться и убегающие в верхние гнезда бака, стали большинством. 

«Красивые» практиковали гомосексуализм, девиантное и необъяснимо агрессивное поведение в условиях избытка жизненно необходимых ресурсов.

Разве не это мы наблюдаем сейчас в сытом капиталистическом обществе олигархов? В «продвинутых странах», претендующих на законодателей «девиантных мод»,  благодаря навязанным обществу через концепцию окна дискурса (син. Окно Овертона, — прим. редакции) моральных норм и законов, например, в США уже активно практикуются однополые браки. К которым, увы прибегают и наши высокопоставленные  соотечественники и их дети.

Процветал каннибализм при одновременном изобилии пищи, самки отказывались воспитывать детенышей и убивали их.

В итоге, смертность молодняка составила 100%, количество беременностей к концу эксперимента составило — 0. Мышиный народ  стал стремительно вымирать, на 1780-й день после начала эксперимента умер последний обитатель «мышиного рая».

Средний возраст мыши в последней стадии существования мышиного составил 776 дней, что на 200 дней превышает верхнюю границу репродуктивного возраста.

Предвидя подобную катастрофу, Д. Кэлхун при помощи коллеги доктора Х. Марден провел ряд экспериментов на третьей стадии фазы смерти. Из бака были изъяты несколько маленьких групп мышей и переселены в столь же идеальные условия, но еще и в условиях минимальной населенности и неограниченного свободного пространства. Никакой скученности и внутривидовой агрессии. По сути, «красивым» и самкам-одиночкам были воссозданы условия, при которых первые 4 пары мышей в баке экспоненциально размножались и создавали социальную структуру. Но, к удивлению ученых, «красивые» и самки-одиночки свое поведение не поменяли, отказались спариваться, размножаться и выполнять социальные функции, связанные с репродукцией.

В итоге не было новых беременностей, и мыши умерли от старости. Подобные одинаковые результаты были отмечены во всех переселенных группах. Все подопытные мыши умерли, находясь в идеальных условиях.

Подводя итоги эксперимента, Джон Кэлхун создал теорию двух смертей.

«Первая смерть» — это смерть духа. Когда новорожденным особям не стало находиться места в социальной иерархии «мышиного рая», то наметился недостаток социальных ролей в идеальных условиях с неограниченными ресурсами, возникло открытое противостояние взрослых и молодых грызунов, увеличился уровень немотивированной агрессии. Растущая численность популяции, увеличение скученности, повышение уровня физического контакта — всё это, по мнению Кэлхуна, привело к появлению особей, способных только к простейшему поведению.

В условиях идеального мира, в безопасности, при изобилии еды и воды, отсутствии хищников большинство особей только ели, пили, спали, ухаживали за собой.

Мышь — простое животное, для него самые сложные поведенческие модели — это процесс ухаживания за самкой, размножение и забота о потомстве, защита территории и детенышей, участие в иерархических социальных группах. От всего вышеперечисленного сломленные психологически мыши отказались.

Кэлхун называет подобный отказ от сложных поведенческих паттернов «первой смертью», или «смертью духа». После наступления «первой смерти» физическая смерть («вторая смерть» по терминологии Кэлхуна) неминуема и является вопросом недолгого времени. В результате «первой смерти» значительной части популяции вся колония обречена на вымирание даже в условиях «рая».

Однажды Кэлхуна спросили о причинах появления группы грызунов «красивые». Кэлхун провел прямую аналогию с человеком, пояснив, что ключевая черта человека, его естественная судьба — это жить в условиях давления, напряжения и стресса. Мыши, отказавшиеся от борьбы, выбравшие невыносимую легкость бытия, превратились в аутичных «красавцев», способных лишь на самые примитивные функции — поглощения еды и сна. От всего сложного и требующего напряжения «красавцы» отказались и, в принципе, стали не способны на подобное сильное и сложное поведение.

Кэлхун проводит параллели со многими современными мужчинами, способными только к самым рутинным, повседневным действиям для поддержания физиологической жизни, но с уже умершим духом. Что выражается в потере креативности, способности преодолевать и, самое главное, находиться под давлением.

Отказ от принятия многочисленных вызовов, бегство от напряжения, от жизни, полной борьбы и преодоления, — это «первая смерть» по терминологии Джона Кэлхуна, или смерть духа, за которой неизбежно приходит вторая смерть, в этот раз — тела.

Примечание. Эксперимент Д. Кэлхуна носил название «Вселенная-25», потому, как это была двадцать пятая попытка ученого создать рай для мышей, и все предыдущие закончились смертью всех подопытных грызунов…

Комментарии ОД «5 Оборона Севастополя»

Логическим продолжением выводов эксперимента Джона Кэлхуна, приводящих к смерти духа, на наш взгляд являются научные постулаты теории стресса, сделанным известным канадским ученым, врачом-физиологом, первым руководителем института аэкспериментальной медицины и хирургии (ныне — Международный институт стресса),  Гансом Селье  (1907-1982 гг.) в книге «Стресс без дистресса«.

По теории Селье, стресс представляет собой не столько вред от перенапряжения организма, сколько важнейший процесс адаптации, тренировки организма. Стресс призван повышать сопротивляемость, тренировать защитные механизмы тела и психики.

Как утверждал Селье «стресс это не только зло, не только беда, но и великое благо, ведь без стрессов различной природы наша жизнь была бы скучна и однообразна».

Изначальное значение термина «стресс» — это реакция организма на внешний или внутренний раздражитель любого генеза, который по силе превышает пределы текущей адаптивности организма. Такие раздражители носят название «стрессоры».

К стрессорам относятся:

  • изменения окружающей среды (температурные изменения, изменения влажности),
  • столкновение с другими живыми существами (нападение диких животных),
  • внутренние процессы в психике человека,
  • социальные условия и так далее.

Для первобытного человека стрессорами являлись, в основном, внешние факторы (голод, холод, нападение зверей). Именно благодаря этим факторам организм человека выработал типичный ответ на стрессор, который состоял в мгновенной мобилизации организма для противостояния.

Посредством стрессоров, в качестве которых выступают факторы окружающей среды, эволюция реализует механизм естественного отбора.

В эпилоге своей безвременно-актуальной книги (которую мы настоятельно рекомендуем прочесть каждому, — прим. редакции), Селье красивым и понятным художественным языком точно описывает основы здоровья человека, далеко выходящие за пределы предмета изучения медицинских и биологических наук.

«Чтобы придать жизни смысл и определенную направленность, нам нужна возвышенная отдаленная цель. Она должна непременно иметь две черты:

1) требовать упорного труда (иначе цель не будет способствовать самовыражению);

2) плоды этого труда не должны быть мимолетными, чтобы непрерывно накапливаться в течение жизни (иначе цель не была бы отдаленной).

Философские, религиозные и политические идеалы с давних пор эффективно служили человеку в его поисках отдаленной цели, которой можно посвятить всю жизнь. Если цель недолговечна, то даже страстно и горячо желанная, она может обеспечить мотивацию лишь в данный момент. А отдаленная цель освещает постоянную тропу в течение всей жизни. Она устраняет мучительные, ведущие к стрессу сомнения при выборе и совершении поступков.»завещает потомкам ученый суть сокровенную своих многолетних изысканий.  

Резюмируя все вышеприведенное, в проекции на ситуацию в городе Севастополе, полагаем, что «смерть в мышином раю», нам не грозит, и достаточный для эффективной адаптации уровень стресса, на ближайшие годы обеспечен. В связи с чем, мы желаем нашим севастопольским читателям относиться к нему, как это рекомендовал Ганс Селье.

Если, кому-то (как например нам, — прим. редакции), рекомендаций авторитетного ученого окажется недостаточно, то рекомендуем использовать практические психотехники Карлоса Кастанеды, о которых мы расскажем в следующей статье.

Дивергент

Поддержите нас - поделитесь этой новостью!

Комментировать в Facebook

Источник: http://www.cablook.com/

Выразить свое мнение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × 5 =