Горячие Новости

Фарм-бизнесмен с Пятигорска развалил в Москве медицину, теперь, вместе с Бахлыковым, будет, осваивая миллиарды, добивать ее у нас? 

skrudzhbahlykov
Payeer

19 июня мы опубликовали “Проект программы развития здравоохранения Севастополя от Антона Бахлыкова —  не надо делать нам как лучше — оставьте нам как хорошо!“, чудом попавший в редакцию сетевого издания “Органайзер”.  Вчера,  в продолжение ранее начатой темы о самореализации Антона Бахлыкова на поприще севастопольской медицины, на этом ресурсе вышла другая статья, которую мы решили развить собственным расследованием.

Многое уже было сказано о нынешнем руководстве севастопольской медицины, но это…. «Профессия врача – это подвиг, она требует самоотвержения, чистоты души и чистоты помыслов», — писал великий русский писатель и врач А. П. Чехов. А у нас что? Люди, которые трудятся в больницах и поликлиниках, более чем соответствуют этому определению. А вот главный медик Севастополя, на наш взгляд,  попадает под определения совершенно обратного.

После полного провала федеральной целевой программы, развала лекарственного обеспечения льготников, провала программы компенсации переезда медицинским работникам, начался процесс возврата здравоохранения, по сути, в 2013 год – к платным медицинским услугам в государственных больницах. Так, Бахлыков взял на вооружение новую стратегию, которая, как ему видимо представляется, позволит еще немножко отсрочить наступление «времени третьего конверта». Понимая, что всю его несостоятельность как руководителя прекрасно понимают и осознают опытные управленцы на местах, он в начале года инициировал практически полную смену руководителей медицинских организаций. На счастье главных врачей, «расстрельный» список стал достоянием общественности, которая потребовала объяснений от директора департамента. Испугавшись не на шутку уличных демонстраций, особенно в преддверие инаугурации Президента Российской Федерации, Бахлыков заверил всех, что этот список – всего лишь “фэйк”, созданный его врагами.

Но прошло всего несколько месяцев и….

По разным причинам оставили руководящие посты главный врач городской больницы №3 Кузнецов А.Г., главный врач детского комплекса Зимина М.С., главный врач врачебно-физкультурного диспансера Полторацкая В.В., главный врач онкологического диспансера К.А. Алейченко, главный врач Севастопольского противотуберкулезного диспансера Синцов В.В., заявления об уходе написаны главным врачом психиатрической больницы И.В. Шадриной и главным врачом городской больницы №2 Орлюк О.Б. Предложения, от которых «нельзя отказаться», уже сделаны главному врачу городской больницы №1 Кузнецову В.В., главному врачу кожно-венерологического диспансера Шевела А.Г., главному врачу городской больницы №9 Волоковой Е.В., главному врачу детской поликлиники №2 Авериной Е.В., главному врачу городской больницы №4 Чередниченко В.А., главному врачу инфекционной больницы Матяж И.А. Недолго осталось жить даже прислужнику всех властей – мастеру дворовых интриг — главному врачу центра крови Боечко И.С.

С помощью директора фонда ОМС Гроздовой, инициировано возбуждение уголовного дела против главного врача центра экстренной медицинской помощи и медицины катастроф Ахмерова Н.М. Сменился уже 12-й руководитель ГУП «Севастопольская аптечная сеть». Итак, в сухо остатке, 16 руководителей из 25 медицинских организаций! Для чего Бахлыкову нужна такая зачистка?

А вот теперь обратимся к презентации нового проекта реформы севастопольского здравоохранения. Правильно говорят, самая устойчивая система – это болото, которое изменить практически невозможно. Именно такое «болото» предлагает создать в Севастопольском здравоохранении Бахлыков со своими новыми друзьями. Для чего? Чтобы уже никто в него никогда не вмешался, и даже желания что-либо менять больше ни у кого не возникло, а самое главное, чтобы не возникло ни у кого желание поменять самого Бахлыкова, потому, что кроме него самого в этом болоте никому уже не выжить.

Прежде всего, напомним читателю, откуда «растут ноги». Согласно Российской Конституции охрана здоровья находится в совместном ведении Российской Федерации и субъекта Российской Федерации. А это означает, что оказание медицинской помощи, равно как и стратегия развития отрасли, строится в соответствие с государственными программами развития здравоохранения, которые подвергаются тщательному анализу главными специалистами министерства здравоохранения и согласовывается Минздравом России, после чего утверждается Правительством субъекта. Эти программы готовятся на основе принятых законодательным органом субъекта Законов “Об охране здоровья”. Такие Программа и Закон были и есть в Севастополе. В них уже было внесено достаточно много необходимых изменений, и в целом они соответствовали общему социально-ориентированному вектору, принятому во всех регионах нашей страны.

Тогда что помешало руководству департамента здравоохранения Севастополя просто следовать четким директивам? Неужели это не устраивало Антона Бахлыкова и Ко., и правы злые языки, упорно твердящие, что основной целью последнего является освоение бюджета, а не приведения системы здравоохранения региона в соответствие с требованиями Минздрава?

В пользу таких умозаключений можно отнести закупку крупных партий тяжелого оборудования на сотни миллионов рублей, находящихся под санкциями фирм-производителей, которое негде размещать, и, что самое странное, дублирующего аналогичное, закупленное в период действия программы модернизации здравоохранения и простаивающего сегодня из-за крайне неэффективного управления?

Опять-таки, чтобы осваивать бюджетные средства, гораздо более подойдут не минздравовские, а иные программы, например, «концепция развития». Они помогут обосновать происходящий в медицине региона беспредел, превратят жизнь здравоохранения Севастополя в «день сурка», а точнее – в болото, когда уже никому ничего не будет нужно, когда к руководству придут люди, имеющие одинаковые с Бахлыковым ценности, «замазанные» вместе с ним в одном деле, когда простой врач уже будет никому не нужен, кроме себя самого.

И вот оно чудо! На одном из форумов в Москве директор департамента здравоохранения Севастополя Антон Бахлыков знакомится с директором малоизвестной аналитической конторы – НИИОЗММ – Мелик-Гусейновым Давидом Валерьевичем, параллельно являющимся бизнесменом из Пятигорска (где у входа в “Провал” был установлен памятник главному герою “12 стульев” Ильфа и Петрова авантюристу Остапу Бендеру, – прим. редакции), работающим в фармацевтической сфере, а также индивидуальным предпринимателем, в видах деятельности которого значится: деятельность информационных агентств; деятельность по предоставлению прочих вспомогательных услуг для бизнеса, а также профессиональное дополнительное образование.

Кто руководит здравоохранением Севастополя: врач, чудило или враг? Часть 1

К слову, до этого Давид Валерьевич занимался организацией и постановкой театральных и оперных представлений, концертов и прочих сценических выступлений в ООО “Гала Шоу”

343

Стоит отметить, что качественный скачок в карьере Мелика-Гусейнова, приблизивший его к власти и реформам в медицине, наступил в 2010 году, через пару лет после того, как он “завязал” с концертным бизнесом и возглавил французскую исследовательскую компанию Cegedim Strategic Data. Компания специализируется на исследованиях фармацевтического и FMCG рынков России и других 80 стран мира, предоставляет услуги по проведению маркетинговых исследований и предоставлению маркетинговой информации фармацевтическим компаниям, как мирового, так и регионального масштаба.

2010 год –  Мелик-Гусейнов избран независимым директором, членом совета директоров производственной компании “Пик Фарма”. Компания специализируется на разработках и производстве инновационных лекарственных препаратов. Заводы по синтезу субстанции и производству готовых лекарственных форм располагаются в Белгородской и Ленинградской областях. Компания активно осваивает рынки СНГ.
В этом же году он  возглавил экспертный совет по здравоохранению при общественной организации “Деловая Россия”. А на следующий, 2011 год, был принят в члены Координационного Совета Государственной Думы РФ по вопросам инновационного развития медицинской и фармацевтической промышленности.

В конце 2011 года в интернете появилось эксклюзивное интервью с директором Cegedim Strategic Data, кандидатом фармацевтических наук – Давидом Мелик-Гуссейновым. Мы обратили внимание на следующие фразы, которые, конечно же не стоит воспринимать вырванными из контекста, но все же, обратите внимание направленность ответов Мелика-Гуссейнова на вопросы журналиста Андрея Рябова, касающиеся состояния и перспектив развития фармацевтического рынка России:

Андрей Рябов: Как Вы характеризуете сегодняшний российский фармацевтический рынок?

Мелик-Гуссейнов:  Фармацевтический рынок, конечно же, развивается, и очень хорошо развивается, в частности, в России, потому как потребность в лекарствах все больше и больше актуализируется сегодня в нашей стране. (т.е. – становится больше новых и хронических больных, – прим. редакции) За 2011 год мы зафиксировали его совокупный объем, то есть, все сегменты, которые складывают общее понятие «фармацевтический рынок», и государственный, и коммерческий сегмент, и этот весь объем оценивается в пределах 24 миллиардов долларов США. Средний темп роста рынка примерно 12-13%. Это очень хороший темп роста в сравнении, допустим, с европейскими моделями, с американским рынком, где рынок либо стагнирует, либо падает за счет того, что падает потребление дорогих медикаментов (потому, что людей лучше лечат, в следствии чего показатели заболеваемости снижаются, – прим. редакции). 

У нас наоборот, у нас ситуация гораздо лучше для фармацевтической индустрии, рынок быстрорастущий, соответственно, он крайне интересен инвесторам (т.е. инвесторам выгоднее, чтобы в России больше болели и потребляли лекарств, – прим. редакции) потому как вложенная копейка быстрее обернется с быстрорастущего рынка, и в этой связи мы наблюдаем определенный инвестиционный бум сегодня на фармацевтическом рынке России. Практически все крупные корпорации сюда решили вложиться, построить здесь свои заводы, открыть здесь свои представительства. И это, я думаю, хорошо как для отрасли, так и для индустрии, так и для врачей, которые будут ближе к главным фигурантам фармотрасли, так и для пациентов, которые будут получать гораздо быстрее лекарства по более прогнозируемым ценам. Ну и для государства, конечно же, в том числе, потому как государство как фискальный орган, как контролирующий орган, как орган, который пытается реализовывать различные экономические проблемы, тоже в этом заинтересовано”.

На вопрос Рябова: “… дождемся ли мы того момента, когда на рынок выйдут оригинальные инновационные российские препараты, или же мы всегда будем в хвосте у западной фармацевтической науки и западные фармацевтические препараты всегда будут лучше?”, Мелик-Гуссейнов ответил следующее:

“Сейчас модно организовывать некие агломерации производителей на определенной ограниченной территории. И эти производители должны произвести, должны разработать, произвести какие-то инновационные препараты к какой-то фиксированной дате. Но, на мой взгляд, как построить коммунизм в отдельно взятой стране, так и произвести полноценный блокбастер фармацевтический невозможно в отдельно взятой стране. Мировая фармация на то и является мультинациональной, что она не знает границ. Вот мы сегодня, к сожалению, пытаемся выставить границы, сделать некий отечественный препарат.

Андрей Рябов: То есть, мы не стремимся к интеграции?

Давид Мелик-Гусейнов: Мы стараемся все решить вопросы локально. И это, на мой взгляд, неправильная стратегия, неправильно выбранный вектор.” (Это касается импортозамещания, которое в 2011 году, до применения международных санкций к России было не так актуально, – прим. редакции). 

Комментарии ОД “5 Оборона Севастополя”

Из изложенного Мелик-Гуссейновым в интервью можно предположить, что государству выгодно осваивать миллиарды на закупку дорогостоящих зарубежных лекарств (что не имело ограничений до санкций, – прим. редакции)  с целью исполнения государственных гарантий в обеспечении бесплатной медицинской помощью и лекарственными средствами, что также выгодно и зарубежным фармацевтическим компаниям, а также чиновникам, лоббирующим их интересы. Нельзя отрицать, что среди них могут быть и общественные эксперты, а также члены Координационного Совета Госдумы по вопросам инновационного развития медицинской и фармацевтической промышленности. Который, кстати, возглавил Мелик-Гуссейнов как раз в период своих заявлений, одновременно представляя интересы французской компании, пододвигающей зарубежные препараты, в том числе, на российский рынок.

Из ситуации на фарм-рынке, логично вытекает, что бизнесу и вышеуказанным лоббистам не интересно развитие на перспективном фармацевтическом рынке России эффективной системы здравоохранения, которая приведет к снижению заболеваемости граждан и, как следствие, деактуализации потребления дорогостоящих лекарств…?!

Вот что далее говорит в своем интервью Мелик-Гуссейнов по поводу коррупции и изменений в стране:

“Меня очень часто спрашивают, в том числе и журналисты: «Ты руководишь компанией аналитической, которая занимается статистикой по фармацевтическому рынку, по медицинской отрасли. Зачем тебе заниматься лоббизмом?» Мы вкладываем в слово «лоббизм» пока только хорошее. Я считаю, что лоббизм – это хорошо. Нормальный, полноценный лоббизм здравых идей – это хорошо. Это не махровый лоббизм, когда чемодан занесли в кабинет и решили все вопросы. Нет, полноценный диалог, убеждения, с определенными аргументами, – это хорошо…”

Наивно полагать, что мы победим коррупцию. Мы не победим никогда, она есть и в США, и в Европе с ней борются. И в нашей стране, особенно в такой неспокойный экономический и политический период, коррупция не просто процветает, она уже такая «махровая» стала. И действительно, есть случаи, когда закупается либо медицинская техника, либо лекарственные препараты в разы, превышающие все разумные и неразумные ценовые величины. Есть откаты, все это есть, не надо это скрывать, об этом нужно говорить…” 

Мелик-Гуссейнов: Я просто считаю, что если мы хотим что-то менять в этой стране, мы должны быть проактивны. Не ждать, когда за нас напишут этот закон, а сами инициировать эти законы…” (Что, очевидно, он и делает, предлагая  проект программы развития здравоохранения Севастополя, – прим. редакции)

В том же году, российский журнал для профессионального аптечного бизнеса опубликовал статью с заголовком – “Давид Мелик-Гусейнов: «Залог успеха – быть не таким, как все»“, где наш герой открыто заявляет о том, что гарантированная Конституцией бесплатная медицина наносит стране экономический ущерб, подчеркивая, что Россия капиталистическая страна, живущая в условиях рыночной экономики и если человек способен платить, Давид искренне удивляется, почему он этого не делает в России.

С целью восстановления экономической, капиталистической справедливости в России он предлагает развернуть сопротивляющуюся этому систему  к людям лицом, а не спиной. 

12112

Естественно слова Мелика-Гуссейнова следует понимать правильно, он говорит о системе здравоохранения России, которая не устраивает людей у которых достаточно денег,  с которыми они едут лечиться за границу.

Что делать тем кого состояние отечественной медицины не устраивает, но они вынуждены лечится на родине и бесплатно, Мелик-Гуссейнов не говорит. И это понятно, как профессионального маркетолога фармации его интересует, в первую очередь, платежеспособный сегмент рынка больных россиян.

Напомним, это, спустя год после своего избрания, говорит глава экспертного совета по здравоохранению при общественной организации “Деловая Россия” и член Координационного Совета Государственной Думы РФ по вопросам инновационного развития медицинской и фармацевтической промышленности!

Не удивительно, что при имеющихся прогрессивных и европейских взглядах, будучи российским бизнесменом и директором французской компании, Мелик-Гусейнов был вдохновителем и реализатором скандальной реформы здравоохранения в городе Москва, когда десятки тысяч талантливых врачей остались без работы, когда опустели и закрылись многие московские поликлиники, когда сотни объектов здравоохранения были отданы за бесценок или безвозмездно частному здравоохранению.

Вот что об этом пишут пострадавшие от оптимизации в статье – «Смотри сюда, Давид Мелик-Гусейнов, смотри – глаза не лопнут?!»

12121

3434

Вместе с тем власти столицы и международное медицинское сообщество оценили результаты реформы иначе. Не успели «министра закрытых больниц» (как очень точно назвали министра здравоохранения РФ 2 ноября 2014 г. — на митинге протеста москвичей против закрытия десятков больниц и сокращения тысяч медработников) Веронику Скворцову выбрать председателем Ассамблеи ВОЗ, как Мелик-Гусейнов, уже в качестве директора НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента столичного Департамента здравоохранения заявил“Эксперты ВОЗ отметили, что столица России стала номером один по скорости динамики увеличения средней продолжительности жизни в городе, за пять лет она увеличилась с 74,5 года до 77,2 года. Раньше такого рейтинга не было, смотрели общие показатели”.

“Конечно, не было — потому что этот «рейтинг» не нужен (то есть нужен — ДЕЗорганизаторам московского здравоохранения — для пропаганды «успехов»), он просто искажает реальную картину (даже отрезок времени для анализа выбран не случайно — 5 лет: с захватом почти 3 лет до начала реализации разрушительной псевдореформы московского здравоохранения); а нужно смотреть именно общие показатели (в т.ч. смертности), и главное — сопоставлять их друг с другом, потому что нет смысла радоваться росту продолжительности жизни при росте смертности! Так, только за первое полугодие 2015 года в Москве рост смертности составил 4,9%! А всего за 2015 год в Москве рост внебольничной (на дому) смертности составил 72%, в том числе — среди трудоспособных (!) граждан (252%!!!)!”, – прокомментировали его заявление московские СМИ.

Как сообщает “Гражданская инициатива за бесплатное образование и медицину”: “Д.м.н., проф., засл. деятель науки РФ Юрий Комаров и проф., д.э.н., гл. научный сотрудник ИСЭПН РАН Сергей Ермаков в своей аналитической записке о причинах повышенной смертности российского населения и первоочередных мерах ее снижения «Почему растет смертность в РФ?» еще в 2015 г. указали на то, что «смертность в стране не уменьшается, напротив, она растет и уже превысила 14 случаев на 1000 человек, что почти в два раза выше, чем 50 лет тому назад».

При этом заместитель мэра Москвы в правительстве Москвы по вопросам социального развития Леонид Печатников (который также возглавил рабочую группу программы развития здравоохранения Севастопол, – прим. редакции) отметил, что городским властям приятно получить столь высокую оценку: «Эксперты отметили быстрый прогресс в сфере здравоохранения Москвы…».

По данным “Интерфакс”, смертность в Москве в 2018 году выросла на 5,6%.

В январе-апреле 2018 года в Москве зафиксирована смерть 43 338 человек, что на 5,6% выше показателя первых четырех месяцев 2017 года, сообщили в столичном управлении ЗАГС.

Из общего числа умерших 1,5% иностранцы.

При этом впервые за долгое время показатель смертности в Москве превысил рождаемость. Так, с января по апрель в столице зарегистрировано рождение 41 487 детей, что на 2,9% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. У 13,3% от общего числа родившихся в этом году хотя бы один из родителей – иностранец.

До 2017 года в течение многих лет в столице наблюдался стабильный рост рождаемости, а в 2016 году в городе родились рекордные 146 тыс. человек.

С 2017 года наблюдается снижение рождаемости: в течение прошлого года в Москве зарегистрировано рождение 134 тыс. 573 детей, что на 7,8% меньше показателя 2016 года.

Также в прошлом году снизилась смертность: в течение года умерли 119 тыс. 283 человека, что на 3,7% ниже показателя 2016 года.

Как сообщило РБК, со ссылкой на отчет Росстата, за первые пять месяцев 2017 года в России, по данным Росстата, скончались 791 тыс. человек. За то же время в стране появились на свет 679,2 тыс. младенцев, что на 11% меньше, чем с января по май 2016 года.
Таким образом, смертность вновь превысила рождаемость, но по сравнению с предыдущим годом естественная убыль населения существенно выросла. С января по май 2017 года она составила 111,8 тыс. человек, что почти втрое превышает показатель первых пяти месяцев 2016 года (41,6 тыс.).

Вот как оценивают москвичи состоянии столичной медицины:

«Состояние медицины, системы здравоохранения в целом, постоянно является предметом критики со стороны москвичей. Но в последние годы, количество негативных отзывов существенно возросло. Проблема, действительно, — очень серьёзная.» — гласит статья «Медицина в Москве — отзывы не внушают оптимизма» на информационного портала Медицина-Москвав которой приводятся данные соцопроса жителей с мая 2016 года по декабрь 2017 года, в котором участвовали более четырех тысяч человек.

Результаты таковы:232

  • Более половины — около шестидесяти процентов опрошенных, оставили негативный отзыв, оценив московскую систему здравоохранения на «двойку».
  • Довольны московской медициной, поставили ей хорошие и отличные оценки — около пятнадцати процентов.
  • Чуть более двадцати процентов — относятся к московской системе здравоохранения терпимо. Они поставили ей «тройку».

Судя по отзывам пациентов, опубликованным на многочисленных профильных форумах, люди недовольны прежде всего:

  • Недоступностью медицинской помощи (приходится долго ждать приема у нужного специалиста, долго ждать необходимого обследования, долго ждать операции и т.д.)
  • Качеством оказываемых медицинских услуг  (недостаток квалификации у врачей и т.д.)
  • Невнимательностью докторов (часто прием длится всего несколько минут, правильно поставить диагноз и назначить лечение в столь короткий срок практически невозможно).
  • Условиями пребывания в стационаре.

Вот так выглядят результаты здравохранения в столице и России…

Неудивительно, что у Мелик-Гусейнова с Леонидом Печатниковым, иное мнение о своих нововведениях, опыт применения которых, как и результат, они  решили распространить на новый, перспективный в освоении средств ФЦП, регион – город федерального значения Севастополь.

В этом, как мы видим, они легко нашли общие интересы с Антоном Бахлыковым.

Но, давайте посмотрим, что предложила жителям Севастополя так называемая «рабочая группа» московских реформаторов, во главе с фармбизнесменом.

Первое, что бросается в глаза, это проведенный «тщательный аудит» и всего лишь за семь рабочих дней! Вот это да! Ну и вундеркинды! В системе здравоохранения Севастополя более 130 объектов, которые за 7 дней даже объехать невозможно, не то что «тщательно изучить». И вот, после этих семи дней, они делают удивительные выводы, которые и так знакомы не только врачам, но уже всем жителям города — врачей нет, инфраструктра разрушена, льготное лекарственное обеспечение отсутствуют, очереди в поликлинику безумные и т. д.

Теперь понятно, на что были потрачены эти семь дней – на изучение публикаций о здравоохранении в многочисленных Севастопольских интернет ресурсах. Но ведь на основании публикаций стратегию развития никому еще не удавалось разработать. Никому, кроме Бахлыкова и Мелик-Гусейнова. И вот она, новая программа развития. Уважаемый читатель, как хотелось бы подробно расписать безумство и несостоятельность каждого шага, но для этого не хватило бы и книги. Поэтому остановимся на ключевых моментах реформы Бахлыкова-Гусейнова.

Что лежит в основе действий этой команды, понятно из нашей предыдущей статьи по разбору проекта  – деньги.  Это понятно из жизненного кредо Мелик-Гусейнова: 2322

А это значит, что доступ к «ресурсам» должен быть лимитирован узкой группой лиц, состоящих из привезенных с материка и управляемых Бахлыковом главных врачей. Понятно, что 25 руководителей — это не решение вопроса. Во-первых, столько не приедут, во-вторых, таким количеством управлять невозможно. Согласно теории управления число лиц, которых возможно постоянно удерживать в сфере своего внимания составляет 7-9 человек.

Теперь посмотрим, какое количество организаций собирается оставить группа Бахлыков-Гусейнов – восемь! Больницы №2, №3, детская поликлиника №2, центр крови, кожвендиспансер, дом ребенка, врачебно-физкультурный диспансер, центр детской реабилитации, медицинский склад резерва ликвидируются вообще. Больницы №4, №6, №9 хотя и сохраняют статус юридических лиц, но по факту подчинены руководителям больниц №1 и №5.

Бюро судебной медицины, медицинский колледж для реформаторов финансового интереса не представляют.

Остаются 8 ключевых организаций: больницы №1 и №5, онкодиспансер, центр психического здоровья, противотуберкулезный диспансер, центр экстренной медицинской помощи и медицины катастроф, МИАЦ, инфекционная больница. Это именно те организации, к которым привязаны крупные стройки, либо где производятся закупки больших партий дорогостоящих медикаментов и медицинского оборудования.

Крайне доходной частью является также закупка и поддержка современных программных продуктов (это касается МИАЦ). И все это будет под управлением узкого круга бахлыковцев. И первый такой «сокол» уже прибыл на место главного врача онкологического диспансера – некто Голованов из Каменска-Уральска, причем прибыл, даже не сняв с себя полномочия депутата городского совета (и это понятно – будет куда убегать, – прим. автора). Заметим, что в городе площадью почти 1000 кв. км подобная структура является неуправляемой, но ведь это и хорошо. Управление позволяет хорошо видеть недостатки, а вот именно это и не нужно команде недореформаторов, ведь судя по всему, задачи у них совсем другие…(?!)

Продолжение следует…

По материалам СМИ и мнениям  медицинских экспертов,

Дивергент

Статья по теме: “Проект программы развития здравоохранения Севастополя от Антона Бахлыкова —  не надо делать нам как лучше — оставьте нам как хорошо!“,

Поддержите нас - поделитесь этой новостью!

Комментировать в Facebook

Источник: http://organaizer.info

1 Комментарий

  1. Сева

    Кто-то наивный думал, что люди покупают должности, чтобы делать добро? Должность покупают чтобы заработать и пойти дальше. Купить себе место «сесть на поток» это дорогого стоит. А Крым – это лакомый кусок, сюда федеральные деньги потекли. Поэтому профессионалов нигде не будет, пока есть чем поживиться.

    Ответить

Выразить свое мнение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 + 13 =