Горячие Новости

Анализ выборов 2017 года, как основа прогнозирования выборов Президента России в 2018 году. Какие факторы повлияют на значение индекса социально-экономической и политической напряженности в Севастополе?

itogi-vyborov-10-sentyabrya-2017-goda

Казалось бы город уже оправился от стресса, пережитого 10 сентября на выборах губернатора Севастополя. Бесследно, куда-то  потерялись  не ставшие губернаторами кандидаты. Переработана в утиль яркие и многообещающие агитматериалы. Победитель не спешит выполнять, к концу этого года, заявленные в горячке предвыборной гонки обещания. Федеральный центр, на радостях, переносит ему, в очередной раз, сроки сдачи объектов ФЦП (чего уж теперь…, — прим. редакции). Удержавшиеся в своих креслах приезжие чиновники, с радостью делятся новостями о своем назначении в должности с «любыми друзями» из материка. Строят космические планы об освоении региона. А обездоленные горожане, снова выходят на митинг с уже изрядно потрепанными плакатами и требованиями которые, никто и никогда не выполнит. В общем, город входит в привычную, с момента Русской Весны, колею жизни. Однако, эхо предвыборных баталий, все еще не дает нам забыть о событиях 10 сентября…

В связи с предстоящими в 2018 году выборами Президента Российской Федерации, для тех кто будет их организовывать и участвовать, полагаем будет полезным спокойно осмыслить выводы специалистов по мониторингу региональных и муниципальных выборов прошедших в России

Информационно-аналитическое издание ОД «5 Оборона Севастополя» предлагает читателям ознакомиться с аналитическим докладом подготовлены экспертной группой Комитета гражданских инициатив: А.В. Кынев, канд. полит. наук;А.Е. Любарев, канд. юрид. наук;А.Н. Максимов, канд. юрид. Наук.

Данный доклад завершает проект мониторинга региональных и муниципальных выборов, назначенных на 10 сентября 2017 года. Он посвящен подведению итогов кампании: уровню итоговой конкуренции, электоральной динамике по ключевым показателям и результатам ведущих партий и кандидатов.

Итоги голосования на выборах глав регионов подтвердили вывод, который эксперты сделали по результатам регистрации кандидатов на этих выборах: ни в одном регионе конкуренция не была значительной. Если в кампаниях 2013–2016 годов хотя бы в одном регионе победитель получал менее 55%, кандидат, занявший второе место, – более 25%, соответственно, разрыв между ними составлял менее 30%, то в этот раз при достаточно большом числе кампаний нигде победитель не получил менее 60%, кандидат, занявший второе место, – более 20%, и, соответственно, разрыв везде превышал 40% (см. таблицу 1 ниже, — прим. редакции).2017-10-11 at 12-09-14

Эффективное число кандидатов (ЭЧК) только в четырех регионах превысило двойку. Максимум – 2,27 в Томской области. Это также ниже максимальных результатов прошлых лет. Крайне низкие значения ЭЧК (1,22 – 1,24) получились в республиках Бурятия, Марий Эл и Мордовия.

Мы также отмечаем результаты проигравших кандидатов. Из 56 только 11 получили более 10%, еще 18 – между 5 и 10%. От 3 до 5% получили 12 кандидатов, от 2 до 3% – 6 кандидатов, и 9 кандидатов получили менее 2%. Таким образом, эксперты  констатируют, что муниципальный фильтр не является препятствием для регистрации слабых кандидатов.

Вместе с тем, они предполагают, что относительно высокие результаты многих других кандидатов также обусловлены отсутствием более сильных конкурентов.

На выборах депутатов законодательных органов субъектов РФ реальный уровень конкуренции, оцениваемый по эффективному числу партий (ЭЧП), также в основном достаточно низок

Сравнение активности избирателей выборов 10 сентября 2017 года с предыдущими аналогичными выборами (Крыма и Севастополя это не касается, — прим. редакции), что сохраняется тренд на снижение активности избирателей. Хотя рекордных показателей в этот раз нет (рекорды низкой явки на региональных выборах были зафиксированы еще в 2014–2015 годах: 21% на выборах в Московскую городскую Думу и на выборах губернатора Архангельской области. Наиболее наглядно это видно на примере выборов глав регионов.

Если отбросить Севастополь, где предыдущих аналогичных выборов не было, а также Саратовскую и Ярославскую области, где предыдущие выборы были совмещены с федеральными, то в остальных 12 регионах эксперты отмечают большее или меньшее снижение явки. Причину этого специалисты видят в переносе выборов на сентябрь, и снижении конкурентности выборов, а также снижение агитационной активности партий и кандидатов.

По мнению специалистов, все эти факторы действуют в совокупности и приводят к отмеченному результату.

Среди прочих, итоговых показателей политической конкуренции (с которыми предлагаем всем желающим ознакомиться самостоятельно в докладе, опубликованном в конце данной статьи, — прим. редакции) мы обратили внимание на показатели голосование по месту нахождения (см. таблицу ниже, — прим. редакции).

2017-10-11-at-12-23-21

Эксперты отмечают, что «в этих данных много неясного. Заявления, поданные за 45–5 дней до дня голосования, отражаются в двух реестрах – на включение в список и на исключение из списка. По логике суммарные числа избирателей в обоих реестрах по региону должны совпадать. Однако они не совпадают ни в одном регионе…

Председатель ЦИК Элла Памфилова утром 10 сентября озвучивала следующие числа: за 45–5 дней до дня голосования заявления подали 223 407 человек, за четыре дня до дня голосования и позднее – 21 928 человек. Однако наш подсчет по данным, извлеченным с сайта ЦИК, дает другие числа – 183 464 и 19 427.» — констатируют они.

«В целом можно сделать вывод, что новый механизм позволил существенной части граждан реализовать свои избирательные права…. В то же время видно, что новый механизм еще не до конца отработан, недостаточно обеспечена его открытость и возможность общественного контроля за его реализацией.» — осторожно заключают специалисты.

Как мы видим из данных приведенных в таблице выше, в Севастополе всего 31 избиратель подал заявление за 4 и менее дней до дня голосования(?!) Что составило наименьшую (0,01%) долю избирателей по России, зарегистрированных на 1 июля 2017 года, подавших заявления о голосовании по месту нахождения.

Стоит также отметить, что Голосование «против всех» на выборах 2017 года применялось на муниципальных выборах в тех же шести регионах, что и в 2016 году – республиках Адыгея и Саха (Якутия), Красноярском крае, Белгородской, Калужской и Тверской областях.

Объясняется это тем, что в мае 2017 года законодатели Республики Саха (Якутия) и Тверской области исключили голосование «против всех» из своих законов, но забыли(?!) в законе написать ключевую фразу: «строка «Против всех кандидатов» («Против всех муниципальных списков кандидатов») в избирательном бюллетене не помещается», а без этой фразы должна действовать прямая норма федерального закона (именно по этой причине голосование «против всех» применяется в Республике Адыгея и Красноярском крае).

Таким образом, в Республике Саха на выборах главы Якутска против всех кандидатов проголосовало 10,9% избирателей!

В Красноярском крае по мажоритарным округам против всех кандидатов в Назарово голосовало 10,1%, в Минусинске – 15,5%, в Норильске – 18,2%. Максимальный (20,8%) уровень протестного голосования – в округе № 1 Норильска.

В Твери по единому округу против всех списков голосовало 5,3% избирателей. По одномандатным округам против всех кандидатов голосовало 10,2% (по округам от 6,3% до 15,8%).

В разделе доклада, результаты основных политических партий отмечается, что результаты выборов показывают, с одной стороны, инерционность электорального расклада по многим территориям, где не произошло существенного изменения состава участников. В то же время, в части регионов, где на выборах активно участвовали те или иные новые для избирателей и поэтому выделявшиеся политические проекты (списки или союзы кандидатов), они добивались успеха. В первую очередь обращает внимание существенное улучшение результатов сил, независимых от формально существующей в стране партийно-политической системы.

Наиболее информационно выделяется успех неформальных блоков оппозиционных кандидатов на муниципальных выборах в Москве, особенно важно отметить.  Данные неформальные блоки использовали при выдвижении как те или иные партии (часто «Яблоко»), так и путь самовыдвижения, при этом они политически и агитационно часто обозначали себя достаточно самостоятельно (команда И.Яшина и «Солидарности» в Красносельском районе, команда Ю.Галяминой в Тимирязевском районе, команда Е.Русаковой в Гагаринском районе и т.д.).

На этом фоне крайне скромные результаты у «системных» парламентских партий, которые более продвинутый и образованный московский избиратель явно во многом перестал воспринимать как настоящую оппозицию.

Одновременно, при усилении концентрации в ряде районов, в целом число муниципальных депутатов из оппозиционных партий уменьшилось: если в созыве 2012–2017 годов у КПРФ, ЛДПР, «Справедливой России» и «Яблока», по данным РБК, 390 московских депутатов, то в новом созыве их всего 233.

С 212 до 44 уменьшилось число мандатов у КПРФ. Данную динамику признают и сами представители избиркомов. «Со ссылкой на предварительные результаты подсчета голосов сообщил глава Мосгоризбиркома Валентин Горбунов. «КПРФ — было 212 мандатов, сейчас — в районе 43. «Справедливая Россия» — 128 мандатов, сейчас — в районе 10. ЛДПР — было 25 кандидатов, сейчас — в районе четырех», — сообщил председатель столичной избирательной комиссии. Кроме того, Горбунов отметил, что москвичи поменяли свои политические пристрастия. «Если у партии «Яблоко» было всего 25 мандатов, сейчас речь идет о 176-177, ну, опять же плюс-минус. Основной отток идет от КПРФ в «Яблоко» и от «Справедливой России» — к «Яблоку», — считает Горбунов»[1].

Эксперты отмечают, что подобные феномены есть не только в районах Москве, но и в некоторых других муниципалитетах…

Предлагаем ознакомиться с полным текстом доклада:

Напоминаем, ранее, эксперты: Алексанр Кынев, Николай Петров, Алексей Титков, оценив уровень социально-экономической и политической напряженности в регионах России по состоянию на 1 января 2017 года, впервые в мониторинге отнесли к регионам риска и Севастополь. 

По оценке специалистов актуализации рисков может способствовать то, что в четырех регионах из «группы риска» — Бурятии, Кировской, Саратовской областях и Севастополе в сентябре предстоят губернаторские выборы, причем в Саратовской области параллельно пройдут и выборы в областную думу. Выборы в ЗС пройдут и в Краснодарском крае.

Информационно-аналитическое издание ОД «5 Оборона Севастополя» будут внимательно следить за тем, как оценят эксперты уровень социально-экономической и политической напряженности в Севастополе в канун президентских выборов.

А пока, мы мы выскажем свое, общественное мнение, относительно того, какие, на наш взгляд факторы повлияют на значение индекса социально-экономической и политической напряженности в Севастополе.

  1. Негативные изменений политического дизайна в регионе, вследствие прошедших при известных обстоятельствах 10 сентября 2017 года выборов.
  2. Резко возросшая во втором полугодии 2017 года и сохраняющаяся по сей день высокой, динамика протестной активности населения. Связанная с кумулятивным эффектом негативных последствий целого ряда решений Правительства Дмитрия Овсянникова (отъем земли у граждан, снос НТО, невыполнение в срок ФЦП и пр., — прим. редакции), проявившихся массовыми пикетами и митингами.
  3. Снижение количества эффективных партий и общественных движений, способных к конструктивной консолидации и мотивации граждан к участию в предстоящих выборах.
  4. Невысокий ( в т.ч. на наш взгляд, — прим. редакции) уровень уровень административной устойчивости и высокий уровень конфликтности.

Справочно: Административная устойчивость отражает стабильность политического управления и кадрового состава руководства региона. В частности, административная устойчивость отражает частоту смены власти в регионе (что отражает долгосрочные и среднесрочные тренды) и способность/неспособность власти сформировать стабильную управленческую команду.

Мы прогнозируем ухудшение админустойчивости, вплоть до коллапса системы управления в следствии:

  • изначальной не состоятельности команды Дмитрия Овсянникова (на то есть масса примеров, перечислять которые мы сейчас не будем, — прим. редакции)
  • высокого уровня коррупции
  • нарастающего конфликта между законодательной и исполнительной ветвями власти, на фоне
  • дистанцирования структур охраны правопорядка от оценки законности действий чиновников и законотворцев

      5. Социальная и городская проблематика (отъем земли, отсутствие условий для развития малого и среднего предпринимательства, не отвечающая защите заявленных интересов рядовых граждан, судебная система, игнорирование мнения севастопольцев, безработица, проблемы в медицине и жкх, — прим. редакции), количество и интенсивность протестной активности населения, по нашим наблюдениям увеличилась.

Отъем земли у граждан правительством Севастополя через суды, на фоне защиты городских территорий (ООПР, парков, пляжей и др., — прим. редакции) от нежелательной застройки, остается одним из главных «двигателей» протестной активности в Севастополе. Это же, является причиной конфликта бизнес элит.

Одна бизнес-группа выступает против застройки, другая в ней заинтересована.  При этом, губернатор горда остается «заложником» этого неразрешимого, не исключено, что искусственно поддерживаемого (в целях социально-политической дестабилизации, — прим. редакции)  конфликта.  Градоначальник, де-юре не может удовлетворить противоположные интересы сторон конфликта. В итоге, привести политический дизайн региона в приемлемый вид, хотя бы для потенциальных инвесторов, которые высоко оценивают риски вложений в крупные проекты Севастополя, не представляется возможным без вмешательства федерального центра. Что, ослабит позиции местной власти и его руководителя.

         6. Невыправление спада промышленного производства на фоне роста безработицы, инфляции, коррупции, внешней миграции и преступности,  неуклонно ведет к тотальному коллапсу социально-экономической ситуации в регионе.

      7.  Отсутствие реальной народной поддержки, как у законодательного, так и у исполнительного органов власти Севастополя, усугубляет ситуацию.  В городе не реализуется ни одного понятного людям и широко поддерживаемого социального проекта. Не говоря уже об отсутствии работающих моделей социально ориентированной экономики.  Активная общественность и малые предприниматели фактически исключены из участия в реализации концепции социально-экономический развития Севастополя. Генплан и концепция развития Севастополя, ориентированы исключительно на выполнение долгосрочных  проектов известных бизнес-элит и неопределенных сторонних инвесторов, принятых приоритетными? Приоритетными над решением насущных, по большей части социальных задач!

      8.  Севастополь,  четвертый год,  в ручном режиме управляется федеральным центром, который, на наш взгляд не имеет всей достоверной информации о причинах происходящего в городе.  Как местное, «импортированное» федеральным руководством, так и само федеральное руководство четвертый год игнорирует специфику менталитета, исторические ценности и патриотический потенциал коренных жителей Севастополя.

Модель внешнего управления/контроля в сочетании горизонтальной кадровой ротацией, распространенной на ряд чиновников, осуществляющих контрольные и надзорные функции, основанная на принципе «декоренизации», привела к выходу на новый уровень межэлитных конфликтов во власти, по линии «свои-чужие».

По материалам доклада по мониторингу региональных и муниципальных выборов , назначенных на 10 сентября 2017 года,

Дивергент

Ссылка:[1] В Москве на треть уменьшилось количество оппозиционных муниципальных депутатов, 11.08.2017

Связанная статья на первоисточнике: Эксперты КГИ оценили уровень социально-экономической и политической напряженности в регионах России по состоянию на 1 января 2017 года

Opt In Image
Подписка на Новости Севастополя

Общественное Движение «5 ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ»

comments powered by HyperComments

Новости Севастополя по материалам журналистских расследований

Источник: https://komitetgi.ru/analytics/3446/

Похожие записи